Кавалер ордена Славы


Мы все у них, участников Великой Отечественной войны, в неоплатном долгу. Они спасли страну от фашистской чумы, они сокрушили самого могучего и коварного врага, который подмял под себя всю Европу, породил множество концентрационных лагерей, фабрик по уничтожению людей. Только ветераны и помнят обо всём этом. Хотя годы берут свое и раны им все более напоминают о былом. Вот уже минуло 85 лет со дня рождения ветерана Великой Отечественной войны, кавалера ордена Славы двух степеней, горного инженера Александра Дмитриевича Карпенко.
Он родился и вырос в Поволжье, в небольшом городке Урюпинске на берегу Хопра, притока Волги. В советское время отец переехал в село, вступил в колхоз, стал пасечником. Часто брал с собой и сынишку Сашу. Когда Александр подрос и с оружием в руках защищал Родину, то перед его глазами нередко вставали счастливые картины детства: жизнь в шалаше рядом с ульями среди ярких цветов, трав с необыкновенными запахами.
После семилетки он поступил в культурно-просветительный техникум. И кто знает, кем бы стал этот паренёк, влюбленный в природу, но все прервала война. Его призвали в армию, направили в полковую школу, где он изучил материальную часть 45-миллиметровое противотанковое орудие, стал наводчиком.
Первое боевое крещение артиллериста Александра Карпенко состоялось в июле 1943 года в Курской битве - самом крупном танковом сражении за все годы войны и всю историю человечества. В этой битве немцы хотели взять реванш за проигранное ими Сталинградское сражение, бросили в бой мощь двух армий, тысячи танков и самолетов, лучшую технику, тяжелые "Тигры", "Пантеры", "Фердинанды". Но и они оказались бессильными перед мужеством и стойкостью советского солдата.
Сорокопятка, конечно, была слаба против "Тигров" и "Фердинандов", но и она сыграла не последнюю роль в этом и последующих сражениях. Все зависит от мастерства наводчика, самой важной должности в орудийном расчете.
От точности наводки зависели боевой успех, и даже жизнь всего орудийного расчета. Наводчику в бою нужно быть предельно собранным, хладнокровным, расчетливым. И это в то время, когда на тебя направлены жерла танковых орудий, когда вокруг свистят пули, рвутся снаряды и смерть смотрит тебе в глаза. Наводчику нельзя ошибаться. Александр Карпенко помнит, как подбил первый фашистский танк, когда после выстрела взметнулось пламя и повалил из вражеского танка черный дым. Он ликовал. Значит, он сильнее этой черной стальной гадины.
До сих пор удивляется старый солдат, как он уцелел в этой огненной стихии. Пушку разворачивали то в одну, то в другую сторону.
- Это было страшное побоище. Во сне приснится, сразу проснешься, - говорит Александр Дмитриевич. – Всего не расскажешь.
С боями вместе со своим полком сержант Александр Карпенко освобождал Харьков, Киев, Житомир, Ровно, Луцк, Львов и другие украинские города. А сколько прошли выжженных сел, деревень с остовами печных труб, как память о том, что здесь когда-то было? Голодные старики, детишки в оборванных одежонках – все это запомнилось на всю жизнь. Киев лежал в развалинах. В бою под Киевом наводчик Александр Карпенко уничтожил два танка и три танкетки противника, и был награжден орденом Славы третьей степени. А под Луцком расстрелял прямой наводкой паровоз, который вез состав с боевой техникой, продовольствием. Все это досталось в качестве трофея нашим наступающим войскам, а гвардии сержант Карпенко был удостоен ордена Славы второй степени.
Это был первоклассный наводчик. Своей пушкой он бы мог уничтожить ещё немало противников и боевой техники. И быть бы ему полным кавалером ордена Славы, если бы не трагический случай. Под Львовом батарея передвигалась на новую позицию. Командир, молодой и неопытный, торопился и решил сократить дорогу, велел обозу двигаться не по проверенной саперами дороге, а напрямую, и упряжка лошадей орудийного расчета Карпенко налетела на мину. Погибло несколько человек, а Карпенко чудом остался жив. Когда пришел в себя, увидел лица санитарок и все понял. Один осколок пробил насквозь грудь, два других застряли в ноге, к тому же - контузия. А потом были операции и долгое лечение в госпиталях Киева и Сочи на берегу Черного моря. Затем его комиссовали, да и война уже приближалась к концу.
Александр Дмитриевич вспоминает своих боевых друзей-товарищей по расчету, батареи. Это был, как говорится, полный интернационал. Лихой, смелый командир батареи - кабардинец Шокаров, невозмутимый командир расчета - мордвин Борин, замковый - белорус Межевич, ящечные – казахи Конкубаев, Карасартов, подносчики - вологодчанин Пикалев и татарин Рахимов, коневоды – казахи Юсупов и Чатуров из Джамбула, повар – грузин Харселадзе и другие. Они все защищали одну единственную Родину, они все погибли. Командиру взвода Павлу Хмелеву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Светлая им память! Остались в живых двое – Карпенко и Пикалев. Но оба были тяжело ранены. Пикалева Александр Карпенко случайно встретил в госпитале.
А после войны Александр в Караганде окончил горный техникум, работал на шахте №31. Но осколки в ногах напоминали о себе, и он был вынужден по совету врачей уйти из шахты. Работал в Совнархозе, окончил ВИК (Высшие инженерные курсы) при Свердловском горном институте, затем многие годы возглавлял отдел внутришахтного транспорта в ПО "Карагандауголь". За эти годы была осуществлена модернизация рельсового и конвейерного транспорта, заменены 7-тонные электровозы на более мощные - 13-тонные, однотонные вагонетки на трехтонные, легкие рельсы Р-24 на более тяжелые – Р-33. Резко выросли объемы перевозок. А труд Александра Дмитриевича Карпенко был отмечен знаками Отличника и Победителя в социалистическом соревновании. С 1989 года он на заслуженном отдыхе. С благодарностью вспоминает Героя Социалистического Труда, генерального директора ПО "Карагандауголь" Петра Михайловича Трухина, главного инженера комбината Федора Михайловича Положего, начальника технического отдела Сергея Макаровича Мельникова, начальника УСШМД Игоря Александровича Швеца, начальника отдела безопасности Михаила Михайловича Лермонтова, заместителя технического директора по науке Асылбека Есемсеитовича Байкенжина и многих других.
В те годы Карагандинский бассейн был одним из ведущих в угольной отрасли страны и по объему добычи, и по основным технико-экономическим показателям. И в этом достижении был труд и ветерана Великой Отечественной войны Александра Дмитриевича Карпенко.
Уже более полвека он живет в любви и согласии со своей супругой Галиной Филипповной. Она - инженер-технолог, многие годы проработала в институте "Карагандагипрошахт". Они вырастили двух детей. Сын Владимир – районный прокурор города Тольятти, дочь Елена – библиотекарь Карагандинской областной юношеской библиотеки.
А внуки по-прежнему гордятся своим дедом, наводчиком орудийного расчета, участником Курской битвы, освободителем Киева и Украины. Один из них даже носит имя своего славного деда.
В дни праздников гвардии сержант Александр Дмитриевич Карпенко надевает свой парадный костюм с боевыми и трудовыми наградами. И, будто от их блеска, вокруг становится светлее, а на душе окружающих людей радостнее. Всегда приятно находиться рядом, видеть Героя, простого солдата, который победил, одолел грозного и коварного врага.


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.