“Нам выпало огромное счастье…”

 

К.О. Горбачев, первый управляющий треста Карагандауголь

 

К.О. Горбачев, первый управляющий треста «Карагандауголь» Сегодня, прогуливаясь по зеленым улицам Караганды - современного города с многоэтажными домами, дворцами, университетами, супермаркетами, трудно представить, что ещё 75 лет назад, здесь, среди безбрежной степи, гулял лишь вольный ветер. Да, именно три четверти века назад началась новая история Карагандинского месторождения угля, Карагандинских угольных копей.
В августе 1929 года в президиуме Высшего Совета народного хозяйства ВСНХ СССР в Москве, а затем на заседании Совета Труда и Обороны был заслушан и обсужден доклад Главцветмета о большой программе строительства предприятий по добыче цветных металлов, прежде всего, меди в Казахстане. Для нужд новостроек цветной металлургии президиум ВСНХ поручил Главуглю в предельно сжатые сроки организовать добычу угля на Карагандинском месторождении. На развитие работ по добыче угля в 1929 – 1930 годы выделялось 2 миллиона 400 тысяч рублей.
29 ноября 1929 года Президиум ВСНХ СССР утвердил "Положение о вновь создаваемом Государственном Управлении по сооружению каменноугольных предприятий в пределах КазССР - "Казахстройуголь". Наряду с геологоразведочными и изыскательскими работами, созданному Управлению поручалась закладка новых шахт, строительство рудничных дворов, постройка надшахтных зданий, жилья для работников. Первоначально предполагалось, что Управление будет сдавать построенные им угольные предприятия другой эксплуатационной организации. Вскоре стало ясно, что эффективно управлять работами в Караганде из Алма-Аты невозможно, что и строители и эксплуатационники, а также материальные ресурсы на начальном этапе должны быть в одной организации. Возглавить "Казахстройуголь" было поручено Корнею Осиповичу Горбачеву, одному из первых организаторов угольной отрасли в советские годы. Кто же этот человек, которому доверили возродить Караганду?
Родился он в глухой деревушке Смоленской губернии, в крестьянской семье. Начальное образование получил в церковно-приходской школе. Парня тянуло учиться. Уехал в Москву. Работал слесарем в мастерских Московского высшего технического училища. В 1905 году молодой Корней Горбачев принял активное участие в вооруженном восстании на Красной Пресне в Москве. После подавления восстания за связь с социал-демократической организацией его выселяют из Москвы. И Корней уехал в Донбасс, где работал саночником, коногоном, крепильщиком, забойщиком на шахтах Юзовки и Макеевки, хорошо познал шахтерский труд. Здесь он вновь примкнул к социал-демократическому рабочему движению, и в 1917 году был в гуще революционных событий в Донбассе, участвовал в национализации шахт, создании местных органов Советской власти, с винтовкой в руках защищал её на Украине. Он был убежден, что революция - это строительство новой жизни.
В 1918 году он работал в топливном отделе при Высшем Совете народного хозяйства СССР, потом его назначают управляющим шахт в Оболенском районе в Подмосковье. Затем посылают в Кузбасс, где в Прокопьевске строил шахты и проявил высокие качества организатора. Оттуда его направили в Абхазию строить угольные шахты среди прекрасных гор, покрытых вековыми деревьями. Не успел он завершить строительство шахт Ткварчельского месторождения, как новое назначение - на этот раз в степи Казахстана, в заброшенные Карагандинские угольные копи. Он везде был пионером, начинал с первого колышка и всюду оставлял добрый след своих дел.
Сквозь бураны и метели на лошадях и верблюдах в суровую зиму 1929-1930 годов небольшая группа людей во главе с К.О. Горбачевым и главным инженером С.А. Бурмистровым пробивалась из Акмолинска в неведомую Караганду. Здесь они увидели заброшенные, затопленные шахты "Джимми" и "Герберт", ранее принадлежавшие англичанам. Убедились, что горные выработки, стволы, поверхностные сооружения этих шахт нельзя использовать по назначению из-за их крайне запущенного, ветхого состояния. Ствол шахты "Герберт" предложили засыпать, надшахтные здания использовать под временную электростанцию, а по пласту "Новый" заложить новые наклонные шахты. Все придется начинать с нуля, с чистого листа. К таким неутешительным выводам пришла комиссия. Приступать к работе нужно незамедлительно. В первую очередь форсировать геологоразведочные работы, дать хотя бы предварительную оценку запасов угля в пластах. Протянуть от Акмолы до Караганды железную дорогу. Пока доставка грузов, каждого бревна, оборудования, материалов, в Караганду производилась на верблюдах и лошадях по степи и обходилась крайне дорого.
Десятки проблем терзали голову К.О.Горбачева и его помощника С.А.Бурмистрова, когда они через Акмолу возвращались в Москву. О крайне сложной ситуации со строительством шахт на Карагандинском месторождении угля К.О.Горбачев доложил на заседании президиума Акмолинского исполнительного окружного комитета, на котором было решено оказать всемерное содействие Казахстройуглю и его представителям.
Для строительства шахт нужны были рабочие, специалисты, горно-шахтное оборудование. И в зиму 1930 года К.О.Горбачев посетил Москву, Ленинград, Харьков, Донбасс, где вел переговоры с руководителями различных организаций, геологических институтов, угольных трестов, машиностроительных заводов, снабженцами. Нужны были электроагрегаты, котлы, трубы, рудничные вагоны, крепежный и строительный лес и многое другое. И, конечно К.О. Горбачев искал помощников, специалистов, на которых можно было бы положиться.
Разведочные работы были поручены Ленинградскому буровому тресту ГГРУ, который немедленно приступил к формированию Карагандинской буровой партии. Буровых мастеров в те годы было немного. Собирали со всей страны. Из Соликамска вызвали старшего бурового мастера Григория Богатского, из тихвинской партии - бурового мастера Кирилла Арнольда. Начальником партии был назначен молодой горный инженер Качканогов. Все немедленно выехали в Караганду. Туда же было отправлено и буровое оборудование - шведский станок "Крелиус-АБ", который от станции Боровое доставляли гужевым транспортом. Суровая зима, многодневные бураны мешали буровикам. Лишь 23 февраля 1930 года была заложена первая разведочная скважина. И она оправдала надежды геологов. На глубине 130 метров скважина пересекла мощный пласт, который позже был назван "Верхней Марианной", а ниже его залегал ещё один мощный пласт (его назовут в честь Феликса Дзержинского "Феликсом").
В начале мая с опозданием из-за разлива рек приехала в Караганду команда К.О. Горбачева его новый помощник горный инженер Б.Ф. Гриндлер, техники И.А. Демченко, А.А. Каракачан, И.А. Хотин, механик С.И. Козлов, десятник строительства П.И. Зотов, врач Г.Н. Алалыкин с супругой, тоже врачом, и другие.Из Ленинградского института приехала партия во главе с инженером-геологом Д.Н. Бурцевым и от Института геологической карты - группа геологов во главе с опытным геологом Н.Г. Кассиным. Все геологи устраивались в Михайловке, так как на копях было всего несколько запущенных саманных бараков.
27 мая 1930 года Горбачев провел первое техническое совещание. Заслушали выступления К.О. Горбачева, Д.Н. Бурцева, Б.Ф. Гриндлера. Было решено в ближайшие дни заложить первые наклонные шахты.
Легко представить картину. По степи уверенно идёт мужчина, широкими шагами отмеряя расстояние. Это Корней Горбачев. За ним - главный инженер Б.Ф. Гриндлер, Д.Н.Бурцев и другие. Рядом- группа рабочих; верблюд тянет арбу с инструментами. Отмерив тысячу метров, Горбачев остановился, а следом за ним и вся кавалькада.
И Корней Горбачев произнёс краткую, полную энергии речь: "Товарищи! Нам выпало огромное счастье закладывать первую шахту в казахстанской степи. Это большое историческое событие. Стране, чтобы построить социализм, нужно много угля. И мы добудем этот уголь. Мы пробудим этот край от вековой спячки. Здесь поднимутся десятки шахт, вырастет красивый город с многоэтажными домами, парками. За работу, товарищи!" Затем он забил колышек в землю, а рабочие принялись лопатами разгребать почву, рыть землю. Отсюда наклонный ствол новой шахты углубится в недра земли. В 1930 году было заложено четыре шахты: №1 и №2 - по пласту "Новый", № 3 - по мощному пласту "Верхняя Марианна", № 4 - по мощному пласту "Нижняя Марианна".
В июле 1930 года в Казахстройугле уже трудились 550 рабочих и 30 служащих, а в сентябре уже насчитывалось 2515 рабочих, среди них немало казахов. В 1930 году были добыты первые 12780 тонн угля, которые пошли на местные нужды. Наряду с шахтами были построены кирпичный завод и пекарня, поднялись первые жилые бараки.
Лето 1930 года было счастливым, богатым находками геологов. Были открыты 28 угольных пластов с общей мощностью 47,7 м, площадь угленосных отложений составила около 1300 квадратных километров. Карагандинское угольное месторождение, по разведанным запасам, было признано бассейном, запасы которого (свыше 8 миллиардов тонн угля), по предварительным данным, были больше Подмосковного и Кизеловского бассейнов, вместе взятых. Постановлением Президиума ВСНХ СССР от №1655 16 декабря 1930 года был образован Государственный каменноугольный трест "Караганда" с местонахождением в Караганде и подчинением непосредственно ВСНХ СССР. Первым управляющим треста был назначен К.О. Горбачев.
В морозы и метели зимы 1930-1931 годов шла укладка рельсового пути от Акмолинска до Караганды. Для строительства были привлечены в основном спецпереселенцы. Тяжелая работа ,голод и холод, отсутствие элементарных бытовых условий привели к гибели многих сотен строителей. 2 февраля 1931 года в Караганду прибыл первый железнодорожный состав, который, как и положено в те годы, был встречен торжественно, с флагами и духовым оркестром. Состоялся митинг. Событие действительно было историческое. Роль железной дороги в развитии Карагандинского региона трудно переоценить.
В том же году в Караганду по проложенной железной дороге были привезены десятки тысяч спецпереселенцев из различных районов страны. Недалеко от шахт появились рабочие поселки из бараков и землянок - Майкудук, Тихоновка, Компанейск, Фёдоровка.

Громадные запасы угля необходимо было разумно, рационально извлечь. Корней Горбачев был революционером – мечтателем. Ему партия поручила в казахских степях, вдали от цивилизации построить новый мир. Он мечтал построить высокомеханизированные шахты мощностью до 3 миллионов тонн угля в год, снабдить их мощными ленточными конвейерами, по которым поток угля пойдет на обогатительные фабрики и установки. Он предлагал построить прекрасный шахтерский город с многоэтажными домами, где будет много зелени, где люди будут жить удобно и счастливо. Об этом он написал статью "Крупные и мелкие шахты" и опубликовал её в газете "За индустриализацию" в 1931 году. 
Но жизнь редко совпадает с мечтой. Она диктует свои сценарии. Строительство мощных шахт затянулось бы на многие годы, а уголь был нужен сегодня, сейчас. И решено было строить небольшие разведочно-эксплуатационные шахты производительностью 250-300 тысяч тонн угля в год. Такие шахты дают уголь уже с первых дней строительства. В 1931 году было заложено 19 таких разведочно-эксплуатационных наклонных шахт. Корней Осипович сам участвовал в их заложении. Это была разведка боем. Геологических материалов было мало, больше приходилось полагаться на опыт, интуицию. И чутьё старого горняка Корнея Горбачева редко подводило.
Открытые геологами большие запасы угля окрыляли, но решающим фактором было качество угля. При тресте "Караганда" была создана химлаборатория, которую возглавил опальный профессор. Я.Додонов. К проблеме качества карагандинских углей, их обогатимости и коксуемости были привлечены лучшие институты и организации страны. Это: Московский углехимический институт, Уралмеханобр, Союзкокс, Ленинградский механобр, Востоккокс и другие. Крупные партии угля были отправлены на Магнитогорский завод для промышленной проверки, в Донбасс и Харьков для опытного коксования. Было установлено, что в карагандинских углях содержание серы и фосфора небольшое, угли хорошо обогащаются и дают кокс высокого качества. А шихта из углей Караганды и Кузбасса дала кокс, отвечающий самым высоким требованиям. Всё это послужило основанием для исторического постановления ЦК ВКП (б) от 15 августа 1931 года "Об увеличении угольных и коксовых ресурсов". В нём утверждалось, что "географическое положение Карагандинского бассейна, наличие огромных запасов углей, их коксуемость, благоприятный характер залегания углей требуют скорейшего создания на базе угольного месторождения Караганды - третьей угольной базы СССР". С этого постановления начался новый этап развития Караганды. Постановлением предусматривалось уже в 1932 году довести добычу до 3-3,5 млн. тонн, а в 1934 году добывать не менее 12 млн. тонн, начать строительство электростанции, приступить к изыскательским и проектным работам по водоснабжению бассейна. Постановлением также предусматривалось обеспечить Караганду телеграфной связью, создать сеть общественного питания, торговли, школьных, культурных и санитарных учреждений.
И вся эта громада дел свалилась на плечи К.О.Горбачева. Было невероятно трудно. Не хватало самого элементарного - рабочих инструментов, лопат, ломов, кирок, стройматериалов, не говоря уже о горношахтном оборудовании. Не было специалистов. Где их взять? И Корней Горбачев пошёл на рискованный шаг. Он сумел договориться с руководством Карлага – передать некоторых специалистов для работы на предприятиях треста "Караганда". И первоклассные специалисты, осужденные по шахтинскому и другим делам, составили костяк преподавательского состава в горном техникуме и горнопромышленном училище, химлаборатории и проектной конторе. Но специалистов, в особенности шахтеров, нужно было гораздо больше. По инициативе К.О.Горбачева карагандинские шахтеры обратились к горнякам Донбасса взять шефскую помощь над Карагандой, оказать помощь специалистами и техникой. Это обращение было зачитано на нарядах, собраниях шахт Донбасса. И горняки Донбасса откликнулись. 20 ноября 1931 года в Караганду прибыл эшелон с 385 добровольцами из Донбасса. Это были машинисты врубовых машин, проходчики, крепильщики, техники, горные мастера. Одновременно ВСНХ направил в Караганду группу молодых инженеров.
Для изучения опыта знаменитого Никиты Изотова и других известных горняков в Донбасс были посланы 117 карагандинцев, среди них было немало казахов. И вернулись они оттуда более опытными, уверенными в себе забойщиками, врубмашинистами, водителями электровозов.
Прибыл из Донбасса эшелон с горношахтным оборудованием. Оно стало существенной помощью Караганде. Техническое оснащение заложенных разведочно-эксплуатационных шахт оставляло желать лучшего. Лишь 4 шахты были оборудованы паровым подъёмом, остальные имели примитивный конный ворот. Поступил лишь один ланкаширский котел. Как только в забое появлялась вода, работы останавливались - нечем было откачивать воду, не хватало не только котлов, но и насосов. Отдельные шахты из-за притока воды систематически простаивали. Все работы по добыче, доставке осуществлялись вручную. Но, несмотря на все трудности, в 1931 году было добыто 278 тысяч тонн угля. Это в 22 раза больше, чем в предыдущем 1930 году, но гораздо ниже планового задания - 700 тысяч тонн. В ноябре 1931 года на собрании работников шахт секретарь крайкома Голощекин, тот самый, кто осуществлял коллективизацию в аулах Казахстана, подверг критике Горбачева за то, что не выполняет указаний товарища Сталина, что в Караганде "не поняли политического смысла директив партии".
Однако своевременная практическая помощь Караганде в то чрезвычайно трудное время оказана не была. Между тем приближалась суровая зима, к которой десятки тысяч высланных сюда спецпереселенцев не были готовы. Из-за антисанитарии, отсутствия воды, продуктов питания начался голод, болезни, эпидемия тифа, которые унесли жизни тысяч людей. Специальные команды собирали на дорогах умерших, грузили их на санки или волоком тащили и сбрасывали в огромные ямы, братские могилы, на которых и до сих пор нет памятника.
К.О.Горбачев был в отчаянии от этой массовой трагедии и собственного бессилия. Он звонил, требовал немедленной помощи, но обвальный процесс трудно было остановить. Это были самые горькие дни его жизни. Он недоумевал, как можно привезти и бросить на вымирание среди голой степи тысячи семей.
Его раздирали сотни проблем, больших и малых. За что ни возьмись - проблема. Взять автотранспортную. Из 99 машин в работе 23, остальные стоят - нет запчастей. Ко многим шахтам нет железнодорожных подъездных путей. Для водопровода нужны тысячи тонн труб. Неблагоустроенное жилье, отсутствие электроэнергии, дорог, воды, продуктов питания, больниц, школ. Все это требовало немедленного решения. В 1932 году Корней Осипович Горбачев особое внимание уделял улучшению бытовых условий карагандинцев. К концу 1932 года подземных рабочих, живших ранее в землянках и юртах, поселили в квартиры. Строились школы, больницы, магазины, хлебозавод, мясокомбинат. В 1932 году мощность электростанций возросла до 513 киловатт, но этого было крайне мало. Быстрыми темпами строилась Центральная электростанция (ЦЭС). В том же году началось строительство водопровода от реки Нура протяженностью 33 километра.
В 1932 году было заложено ещё шесть шахт, из них были и вертикальные. Заметно выросло паровое хозяйство, более половины шахт уже были обеспечены паровыми установками. В результате в 1932 году было добыто 721,8 тысячи тонн, а в 1933 году - 1,2 млн. тонн.
С пуском двух турбин ЦЭС общей мощностью 8 тыс. киловатт на шахтах стали применять электросверла, качающиеся и ленточные конвейеры, электровозы, электрифицировались подъёмы и водоотлив.
Росла добыча угля, рос город. В июле 1932 года состоялось первое заседание Карагандинского городского совета с повесткой дня: "О текущем моменте и задачах городского Совета в строительстве третьей угольной базы Советского Союза». Городские власти начали функционировать.
Герой Социалистического Труда Иван Васильевич Парамонов, один из первостроителей Караганды, хорошо знал Корнея Осиповича Горбачева. В своей книге "Пути пройденные" он отзывался о Горбачеве как о талантливом организаторе производства, рабочем - самородке. Он вспоминает следующий эпизод. Как-то в беседе с Иваном Васильевичем Горбачев пошутил: "Где бы я ни работал - в Прокопьевске, Ткварчели, Караганде, всегда начинал с закладки шахт, везде на голом месте строил новые города до тех пор, пока не было городских Советов. В Караганде уже создан городской Совет, теперь мне уже пора уезжать отсюда".
Он будто предчувствовал. Осенью 1933 года его вызывают в Москву и переводят в Орско-Халиловский район для освоения новых месторождений, и опять с первого колышка.
Ему было жаль покидать Караганду. Около пяти лет он здесь трудился, начинал с нуля. А теперь здесь работали свыше десятка шахт, на глазах рос город. Он был влюблен в Караганду, верил в её большое будущее. Здесь всё было для её быстрого роста: и огромные запасы угля, и трудолюбивые люди. Он с грустью прощался с коллегами по работе. Он - боец партии, предан идеалам социалистической революции. Партия приказала ему ехать поднимать новый район, значит, там он нужен.
Но его огромный вклад в становление Карагандинского угольного бассейна не был забыт. Он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
В феврале 1936 года К.О.Горбачев заболел и в марте скоропостижно скончался.
Карагандинцы хранят память о Корнее Осиповиче Горбачеве, крупном, талантливом организаторе угольной промышленности СССР, первостроителе Карагандинского угольного бассейна. Вклад его в угольную Караганду огромен. Его имя носит шахта им. Горбачева и одна из улиц города Караганды.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама

Книги

Статистика

Просмотры материалов : 959920