Легенда шахтерского края

 

В 2004 году горняки угольного департамента АО «Миттал Стил Темиртау» реконструировали и благоустроили улицу им. Кузембаева в Майкудуке. 27 августа здесь в торжественной обстановке состоялось открытие 12- метровой стелы «Шахтерская слава» и бюста прославленного шахтера Героя Социалистического Труда Тусупа Кузембаева.

 

Открытие памятника Герою Социалистического труда, одного из первостроителей Карагандинского угольного бассейна Тусупу КузембаевуУ покрытого тканью бюста легендарного шахтера Караганды собрались почетные гости, родственники Тусупа Кузембаева, ветераны, Герои Социалистического труда. Здесь же девушки в ярких казахских национальных костюмах, молодые шахтеры в касках и форме. Открытие стелы «Шахтерская слава» и бюста Т.Кузембаеву вылилось в подлинный народный праздник.
Имя Героя Социалистического Труда Тусупа Кузембаева давно стало легендой угольной Караганды. В конце двадцатого века, а точнее 20 февраля 1982 года, его имя стала носить одна из шахт Карагандинского угольного бассейна (бывшая "Михайловская"), а в 1998 году эта шахта была объединена с шахтой им. 50-летия СССР. Объединенная шахта стала носить имя прославленного шахтера Тусупа Кузембаева. Сегодня в вестибюле шахты можно увидеть в сером мраморе мужественное лицо Тусупа Кузембаева. В угольной Караганде работали многие тысячи шахтеров, но такой высокой чести удостоены всего трое - Корней Горбачев, Иван Костенко и Тусуп Кузембаев.
Родина Тусупа Кузембаева - Каркаралинская земля, край кочевников, скотоводов. Детство его прошло на жайлау, летовках, кстау. Он очень любил лошадей, приучал молодняк к верховой езде. Иные жеребчики упорно стремились сбросить седока, но Тусуп был тверд и умел укрощать даже самых строптивых. А потом гордо ездил на уже смирившейся лошадке.
Он бесконечно любил родную бескрайную Сары-Арку, где среди необозримых пространств чувствовал себя свободным как птица. Но детство и юность закончились, когда отец Кузембая переехал с семьей на карагандинские копи, нанялся на шахту "Герберт", принадлежащую английской компании, стал плотничать, а восемнадцатилетний сын спустился в шахту. Здесь по узким темным выработкам он на четвереньках таскал тяжелые санки с углем от забоя к стволу. Работа была крайне изнурительная для молодого парня из степи. Поначалу было тяжко, пока не привык. Затем он перешел в забойщики, обушком отбивал от забоя уголь и грузил его в сани. Рядом с ним трудились многие такие же, как он, парни из казахских аулов, а также русские и украинцы. Так шли годы, и ничего не менялось. Потом, спустя десятилетия, он вспоминал о старой дореволюционной Караганде. "На весь поселок было только три каменных дома. В первом жил урядник, во втором - маркшейдер, а в третьем - Джим Герберт. Подходить к этим домам шахтерам запрещалось… Мы жили словно кроты, в тесных землянках, не знали, что такое школа, клуб, амбулатория, не получали ни выходных, ни отпусков…"
А потом были революционные годы. Англичане уехали. Спасский медеплавильный завод прекратил работу. Добыча угля резко сократилась, а затем и полностью прекратилась. В 1923 году копи были закрыты, и Тусуп Кузембаев вместе с семьей уезжает в Каркаралы, в его родные места, где работает в Каркаралинском лесхозе. Но когда "узун-кулак" принес весть, что в Караганде будет построена третья угольная кочегарка страны, что здесь вырастет город намного крупнее Каркаралинска, что Караганда очень нуждается в опытных шахтерах, то Тусуп Кузембаев сразу вернулся в Караганду на шахту №1, которая была заложена рядом с бывшей английской шахтой. Работал забойщиком, а потом с 1933 года бригадиром забойщиков. Он умел подбирать работников бригады, многие из которых были спецпереселенцы, люди от сохи, великие труженики, которым было многое по плечу. Это была одна из лучших бригад в Караганде.
В ночь с 30 по 31 августа 1935 года забойщик Алексей Стаханов на шахте "Центральная-Ирмино" за смену нарубил отбойным молотком 102 тонны угля, превысив норму в 14 раз. Наряду с высоким мастерством Алексей Стаханов улучшил организацию труда, впервые разделил операции по отбойке угля и креплению. Слава Алексея Стаханова была ошеломляющей. Рядовой шахтер стал известен в стране, стал народным героем. Во всех угольных регионах страны в различных отраслях промышленности появились последователи. Возникло массовое движение за повышение производительности труда.
15 сентября Карагандинская газета "Большевистская кочегарка" опубликовала передовую статья газеты "Правда" от 11 сентября 1935 года "Важный почин в Донбассе" о трудовом подвиге Алексея Стаханова.
17 сентября бригада Тусупа Кузембаева выдала на-гора 173 однотонные вагонетки при норме 144, 25 сентября - 202 вагонетки с углем. Уже в декабре 1935 года таких бригад на шахтах Караганды работало около двухсот. Как первый стахановец Караганды, Т. Кузембаев был введен в состав Совета при народном комиссаре тяжелой промышленности С. Орджоникидзе. Он выступал на совещаниях. Его выступления были короткими и конкретными. Он олицетворял шахтеров Караганды, его просьбы неизменно выполнялись. Когда в мае 1936 года на совещании стахановцев в Москве он пожаловался на отсутствие каната в нужном количестве и попросил транспорт для шахтеров, то его просьбы были незамедлительно выполнены. Таким весомым был авторитет бригадира Тусупа Кузембаева. В 1937 году его назначают начальником шахты №1.
Тусуп Кузембаев хорошо знал шахту, умел работать с людьми, которые его поддерживали, но он был малограмотным. Для повышения знания русского языка, а также технических знаний по горному делу к нему был прикреплен опытный горный инженер В.А. Склепчук, который вспоминает: "У Тусупа была черта свойственная степнякам - исключительная зрительная память. В лицо он всех знал, помнил имя, отчество, умел находить ключ к сердцу каждого, доверял людям. Но были случаи, когда этим доверием пользовались. Однажды к нему, начальнику шахты, пришли его соплеменники, о чем-то попросили, и он подписал бумагу. Они довольные ушли. А спустя время он пошел в конюшню и обнаружил, что его любимая лошадь отсутствует. Он спросил: "Где кобыла?". Ему ответили, что он сам подписал бумагу, чтобы кобылу выдали людям. Реакция Тусупа Кузембаева была бурная, пропажу любимой лошади он воспринял своеобразно. "Это Склепчук виноват, - заявил Тусуп, - он плохо меня учил грамоте". Склепчуку было сделано внушение по партийной линии. С тех пор тот с ещё большим усердием проводил занятия с Тусупом.
Шахта №1-"Наклонная" в предвоенные годы была одной из лучших. Если в 1937 году здесь было добыто 331 тыс. тонн угля, то в 1941м - 428 тыс. тонн, добыча возросла в 1,3 раза. В октябре 1941 года коллектив шахты почти на 2 месяца раньше срока выполнил годовой план. Среднемесячная производительность врубовых машин в лавах была выше средней по тресту "Октябрьуголь" и бассейну.
В 1942 году Тусупа Кузембаева назначили начальником новой шахты, которую сдали в эксплуатацию. Если в первый год было добыто 60 тысяч тонн, то в 1945 году уже 173, а в 1948м - 260 тысяч тонн. Это было бы невозможно без внедрения новой техники- лебедок, толкателей, металлических стоек трения и другой. Он был лично знаком с создателем первого в мире серийного комбайна Семеном Макаровым. На одной из встреч они договорились внедрить на шахте комбайн ГКМ-1. Этот комбайн, по нынешним меркам, был крайне несовершенным, часто ломался, выходил из строя. Но Тусуп Кузембаев каждый раз, спускаясь в шахту, внимательно следил за работой машины, принимал меры по устранению неполадок, терпеливо добивался повышения эффективности работы комбайна. Он хорошо понимал, что это младенец, первенец, который требует к себе особо бережного, внимательного, заботливого отношения. Он знал, что за очитным угольным комбайном - будущее.
28 августа 1948 года, когда все шахтеры страны впервые торжественно отмечали свой профессиональный праздник- День шахтера, 150 лучших горняков были удостоены самой высшей награды: им было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди них было десять представителей Карагандинского угольного бассейна, в том числе и начальник шахты №44-45 Тусуп Кузембаев. Коллектив этой шахты в 1946 и 1947 годах добыл тысячи тонн сверхпланового угля. Успешно работала шахта и в 1948 году. В том же году ему было присвоено персональное звание горного директора 1-го ранга.
Таков славный путь паренька из каркаралинской степи - от саночника до горного директора, депутата Верховного Совета СССР, члена ЦК Компартии Казахстана. На груди Почетного шахтера Тусупа Кузембаева рядом со звездой Героя Социалистического Труда три ордена Ленина, орден Трудового Красного Знамени, многие медали.
Но главной его наградой была народная любовь. Он сам был из народа и всегда помнил об этом. Я, автор данной книги, вырос в шахтерской семье. Мой отец, Новиков Яков Афанасьевич, в 1931 году был выслан из родного села в Орловской области в Караганду. Здесь он сначала работал на шахте №1-«Наклонная» забойщиком в бригаде Тусупа Кузембаева, а затем бригадиром переносчиков. С Тусупом Кузембаевым у него были добрые, дружеские отношения. Он был среди тех первых, кого назвали стахановцами. В 1941 году, после тяжелой операции, отца перевели на более легкую работу - десятником поверхности. И тут-то случилась беда. Одна из девушек - казашек попала под вагон - погибла. Отца тут же арестовали. Мать – домохозяйка с тремя детьми, вся в слезах. Что делать? "Иди к Тусупу Кузембаеву", - сказала она старшей сестре Марии, - скажи, что Яшку Новикова посадили. Семья осталась без кормильца". Сестра так и поступила, пришла к Кузембаеву, всё рассказала. Тот выслушал: "Дочка иди домой, скажи маме, что отец завтра будет дома. Та девушка, что погибла, моя дальняя родственница. Я её знаю, она сама это сделала из-за неразделённой любви…" На следующий день, к нашей общей радости, отец вернулся домой. О Тусупе Кузембаеве в нашей шахтерской семье говорили только с большим уважением и благодарностью.
Несмотря на свои высокие титулы - Герой Социалистического Труда, депутат Верховного Совета СССР, член ЦК Компартии Казахстана, Тусуп Кузембаев оставался человечным, помнил своих соратников по бригаде, угольному забою, шахте. Думаю, что таких историй, как вышеописанная, в его жизни было много. Потому что к нему, как депутату и члену ЦК, постоянно обращались люди, нуждающиеся в помощи и справедливости. И он старался оправдать доверие людей, помогал в меру своих возможностей.
Каждая травинка своим запахом напоминала ему картины детства, шелест степного ветерка был его самой лучшей музыкой. Он был беспредельно влюблен в родную степь, в летнее время старался вырваться на несколько дней на жайлау, летовку, испить свежего кумыса, подышать живительным степным воздухом.
Но жребий каждого измерен, земной круг предопределен. В 1958 году его не стало. Вся Караганда провожала в последний путь человека, полвека отдавшего угольной Караганде, ставшего её легендой и символом.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.