Улыбка Стаханова

 

Имя Алексея Стаханова, наверное, можно поставить в один ряд с самыми известными именами двадцатого века. По популярности его можно сравнить разве что с такими героями, как Валерий Чкалов, Иван Папанин, и в более позднее время - Юрий Гагарин. Каждый из них проложил свою дорогу, один - в небо, другой - на Северный полюс, а третий – в космос. Они навсегда вошли в историю, в школьные учебники.

 

Легендарный Алексей СтахановПричем Алексей Стаханов и Юрий Гагарин покорили современников своими необыкновенно светлыми, жизнерадостными улыбками. Улыбка Стаханова – это улыбка человека, познавшего антрацитовую черноту земных недр и со светлой верой в человека, смотрящего на этот мир. Улыбка Гагарина – это улыбка человека, впервые заглянувшего из иллюминатора космического корабля в черноту космических глубин, верящего в прогресс человечества. В лицах этих людей отразилась эпоха.
Алексей Стаханов всем своим видом походил на былинного героя – высокий, крепкого сложения, светловолосый, с широко открытой отзывчивой душой.
Родился Алексей Григорьевич Стаханов в небольшой деревушке Луговая в Орловской губернии. Был у отца с матерью небольшой участок земли, но земля досталась им худая, малоурожайная и семья едва сводили концы с концами. А пришла война, рекрутировали отца, да к тому же забрали и единственную лошадку. Осталась семья: мать, Алеша да две сестры без кормильца. И Алеша с ранних лет пошёл в батраки. Семья жила впроголодь. А Алеша мечтал, чтобы в семье был достаток, а его принесёт конь - надежный помощник крестьянина. И Алеша мечтал купить коня, такого же, как у хозяина, у которого он работал, гнедого и в яблоках. Вернувшись с фронта, отец простудился и умер, а спустя несколько месяцев скончалась и мать. Остался Алеша с сестрами.
Осенью орловские мужики уходили на заработки на Луганские шахты. А весной возвращались. И Алексей Стаханов в лаптях, домотканых рубахе и штанах отправился с односельчанами на заработок. Сила в руках есть, и немалая, работы не боялся. Пришёл на шахту "Центральная-Ирмино", приняли - тормозным. Была такая профессия. Когда в шахте вагонетки катятся по уклону, их нужно было тормозить, вставляя дубовые палки – лодки под колеса. На шахте быстро убедились, что парень старается, перевели коногоном. И Алексей со своей послушной, все поминающей лошадкой по имени Букет несколько лет коногонил. А самого тянуло в лаву, там можно в полной мере проверить себя, на что ты способен. И его перевели в лаву. Известно, что отбойка угля – дело не для слабых. Но Алексей быстро освоил молоток, научился рушить массив угля по трещинам кливажа. Каждую упряжку отбивал до двенадцати метров забоя, перевыполняя норму в полтора и более раз.

 

Песня стахановцев из к/ф "Большая жизнь"

 

А когда на шахту поступили два отбойных молотка, то на общем собрании один из них был доверен Алексею Стаханову, как ударнику труда. Алексей без отрыва от производства окончил курсы забойщиков, мастерски освоил новый отбойный молоток.
Начало тридцатых – время, овеянное романтикой созидательного труда: "Даёшь ДнепроГЭС"!, "Даёшь Магнитку!", "Даёшь первый советский трактор, автомобиль"!. Страна неудержимо стремилась вперёд по пути прогресса. Стране нужно было много угля, металла, нужно было догонять передовые страны мира. Прославленная американская цивилизация отличалась высокопроизводительным трудом как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. И России, прошедшей горнило нескольких тяжких войн и революций, чтобы подняться на уровень развитых стран мира, необходимо было быстрыми темпами поднимать производительность труда. Стране нужен был человек из народа, который бы своим новаторским высокопроизводительным трудом показал пример, как нужно трудиться.
Стране нужен был Герой, которому бы поверили, которого бы полюбили, кем бы восторгались и кому бы подражали. Нужен был герой из народа, который бы повел народ к светлому обществу свободного труда. Время требовало героя труда. И таким героем стал Алексей Стаханов.
Вот как о нём написал писатель Борис Горбатов в очерке "Никанор-Восток", опубликованном в газете "Правда" 9 декабря 1935 года. "Ему было тесно в десятиметровом уступе. Он владел тяжелым молотком, как рыцарь – шпагой. Он и был рыцарем угля, забойщик Алексей Стаханов. Он фехтовал молотком. Он делал выпады и наносил удары, всегда точные, всегда сокрушительные. Он попадал в самые уязвимые места пласта. Мастера любовались его благородным искусством рубки.

 

Стаханов. Забытый герой. Документальное кино

Мало кто знает, что Алексей Стаханов стал Героем Социалистического труда только в 1970 году, через 35 лет после своего трудового подвига. А первым был награжден не кто иной, как Сталин.

 

 

Он мог бы давать горы угля, в своих руках чуял силу мастера. Руки нетерпеливо хотели рубать, рубать и рубать, но пневматический молоток вдруг захлебывался – ему не хватало воздуха, судорожно всхлипывал и умирал.
- Воздуха-а-а! – зло кричали забойщики. Уголь дразнил их, он подпирал к горлу. – Воздуха-а-а! Но воздуха не было, молоток был мёртв. Стаханов отшвырнул его и валился на спину. Он лежал в мрачной конуре уступа и смотрел в матово-поблескивающую кровлю.
И все-таки он кончал раньше всех. Ему смешна была норма, что давали ему на наряде. Ему было тесно в уступе. Он хотел рубать, но рубать было негде…"
Парторг шахты "Центральная-Ирмино" Константин Григорьевич Петров уже давно присматривался к Алексею Стаханову, не раз любовался, как он мастерски, как бы играючи, рушил уголь отбойным молотком. Ему нравился этот простецкий, открытый, неунывающий молодой человек, они чувствовали какую-то симпатию друг к другу, хотя Константин был постарше и к тому ж парторг, а Алексей – беспартийный.
Алексей Стаханов много раз слышал о забойщике шахты №2 "Кочегарка" из Донбасса Никите Изотове, который, как и Стаханов, был уроженец Орловской области. Ещё в 1932 году он стал инициатором по обучению молодых забойщиков передовым методам труда. Сам постоянно отбивал до 50 тонн угля за смену. И у Алексея не раз появлялась мысль попробовать добыть больше, чем его земляк Никита Изотов.
Шахта "Центральная-Ирмино" не выполняла план. И парторг думал, как бы изменить ситуацию. В августе 1935 года было объявлено соревнование на звание "Лучший участок". Приближалось 1 сентября, которое отмечали тогда как Международный юношеский день. И парторг обсудил с начальником участка "Никанор-Восток" Николаем Машуровым идею - дать к празднику рекордную добычу. И тот согласился. Оба решили, что наиболее подходящим для рекордной трудовой вахты будет Алексей Стаханов. С этой идеей они и явились домой к Алексею Стаханову и там обмозговали всё до мелочей. А дело задумывалось небывалое. Алексей Стаханов должен был один рубить уголь по всей лаве, а за ним шли два крепильщика - Щиголев и Калинин. Договорились – вахту провести в ночную смену. К этому Алексей готовился тщательно. Разобрал молоток промыл каждую деталь керосином, собрал, проверил молоток, под давлением сжатого воздуха.
В эту ночь, с 30 на 31 августа, в лаве было лишь трое рабочих: Стаханов и крепильщики Щиголев и Калинин, парторг Петров, который освещал Стаханову путь, подбадривал, начальник участка Машуров и корреспондент местной газеты. Это была памятная для Стаханова ночь. Отбойный молоток работал безотказно, «строчил» непрерывно, Алексей переходил от одного уступа к другому. 5 часов 45 минут длилась смена. К концу смены Алексей со сверкающими, радостными глазами вылез на штрек. Намеченное задание - отбить уголь по всей лаве – выполнено. Его поздравил начальник участка. Алексей был счастлив, что он сумел выполнить задуманное. В итоге добыл 102 тонны угля, выполнил 14,5 нормы. А 2 сентября в газете "Правда" была опубликована небольшая заметка "Рекорд забойщика Стаханова". Вот её содержание: "Сталино. 1 сентября. Кадиевский забойщик шахты "Центральная-Ирмино" товарищ Стаханов, в ознаменование 21-й годовщины Международного юношеского дня, поставил новый всесоюзный рекорд производительности труда на отбойном молотке. За шестичасовую смену Стаханов дал 102 тонны угля, что составляет 10 процентов суточной добычи шахты, и заработал 200 рублей. Тов. Стаханов обогнал непревзойденных до сих пор мастеров отбойного молотка Гришина, Свиридова, Мурашко".
Это была искра, из которой разгорелось пламя соцсоревнования. Реакция была ошеломляющей. Из Кисловодска в Москву, в Наркомтяжпром позвонил находящийся на отдыхе нарком тяжёлой промышленности Серго Орджоникидзе и дал высокую оценку достижению Стаханова.
Запомнил на всю жизнь Алексей Стаханов, как его и крепильщиков Щиголева и Калинина встретили аплодисментами и цветами в нарядной шахты. Сколько было сказано тёплых слов! Многие забойщики проявили готовность включиться в соревнование и перекрыть достижение Стаханова. Уже 3 сентября его коллега Мирон Дюканов за смену добыл 115 тонн, выполнив 15 норм, а 5 сентября Дмитрий Концедалов добыл 125 тонн. Их уже встречал оркестр. А Концедалова от ствола несли на руках. 6 сентября газета "Правда" о достижениях забойщиков Донбасса опубликовала статью "Советские богатыри". А одна из последующих статей "Правды" носила обобщающий характер: "От соревнования одиночек - к соревнованиям масс". Пришлось Алексею Стаханову снова вступить в борьбу за лидерство.
9 сентября он добыл 175 тонн, а 19 сентября – 227 тонн. В те годы, наряду с трудовыми достижениями, в печати обязательно отмечалось, сколько за смену шахтёр заработал.
9 сентября Алексей Стаханов, выполнив 25 норм, заработал около 300 рублей. А когда он шёл домой, то ему предложили идти по другой дороге. И пришёл он к новому дому со светлыми комнатами, новой мебелью. Его встретила супруга Дуся. "А это твой кабинет", – сказала она, раскрыв двери комнаты, в которой стоял письменный стол с телефоном, этажерка с книгами. А в личное пользование ему была выделена выездная лошадь. Наконец и осуществилась давняя мечта детства – иметь свою лошадь.
Сейчас, когда счёт добытым тоннам за смену идёт на тысячи тонн, как- то по - иному воспринимаются эти сотни тонн, добытые Стахановым и его последователями. Но тогда эта цифра была столь же значительной, как сегодня добыча миллиона тонн угля из одной лавы.
Всего за месяц с небольшим на безвестного шахтёра Алексея Стаханова обрушилась оглушительная слава. Он стал эпицентром первого всесоюзного совещания рабочих и работниц – стахановцев промышленности и транспорта. Оно проходило в Большом Кремлёвском дворце. Алексея Стаханова приветствовали стоя, бурными аплодисментами. После таких встреч он возвращался на шахту и вновь с усиленной энергией рубал уголёк. Благодаря почину Алексея Стаханова и его последователей Дюканова, Концедалова, Машурова шахта "Центральная-Ирмино" из отстающей стала передовой, и Всесоюзный староста М.И. Калинин досрочно вручил им высокие награды. В том же году Стаханова переводят на новую работу – инструктором треста "Кадиевуголь". Теперь он должен распространять, тиражировать передовой опыт. В том же году он – делегат чрезвычайного VIII Всесоюзного съезда Советов, который принял новую Конституцию СССР. В 1937 году его выбрали депутатом Верховного Совета СССР. Он стал студентом Промакадемии.
22 июня 1941 года , началась тяжелейшая, кровопролитная война. Германия вероломно напала на Советский Союз. Кончилась мирная жизнь. В первый же день войны Стаханов и его коллеги по учёбе в Промакадемии после митинга поспешили в военкомат с просьбой направить их на фронт. Но ему отказали. С каждым днём ситуация на фронте ухудшалась. В октябре началась эвакуация заводов и предприятий из Москвы. И Стаханов был направлен в Куйбышев в распоряжение Наркомугля. Туда приехала и семья Стаханова, супруга и две дочки. Здесь Стаханов и получил назначение начальником шахты №31 в Карагандинском угольном бассейне и немедленно выехал туда. К тому времени часть Донбасса была уже оккупирована вражескими войсками, и резко возрастала роль коксующихся углей Караганды. Необходимо было в Караганде наращивать добычу угля. Это было непросто. Многие шахтеры были призваны в ряды Красной Армии, ушли на фронт. Их заменили женщины, старики, подростки. Снабжение шахт оборудованием, материалами, лесом резко ухудшилось. Всё это не могло не сказаться и на добыче угля. Чтобы поправить положение, в Караганду были эвакуированы завод им. Пархоменко, другие предприятия, были посланы тысячи лучших горняков из Донбасса. Среди них был и Алексей Стаханов. В Караганде его встретили с любовью. Его имя здесь было известно каждому шахтёру, каждому карагандинцу. Ещё в 1935 году здесь появились первые стахановцы. Одним из зачинателей стахановского движения стал бригадир добычной бригады шахты №1-"Наклонная" Тусуп Кузембаев. Появились последователи Алексея Стаханова и на других шахтах Караганды. Это машинист врубовой машины В. Литвинов, бригада М. Ракишева на шахте им. Кирова, машинисты врубмашин Е. Боженок (шахта №1) и А.Топаев (ш. №18) и др.
В ноябре 1935 года в Караганде работало 76 стахановцев-новаторов. 1 сентября 1936 года в Караганде состоялся первый слёт стахановцев и ударников бассейна, в котором участвовало 250 передовиков производства. Стахановское движение из года в год ширилось. За 5 лет с 1935 по 1940 годы производительность врубовой машины выросла в 2,5 раза. Выросла и производительность труда рабочего. Если в 1935 году она составляла 19,4 тонны в месяц, то в 1940 году -уже 43,9 тонны.
И Алексею Стаханову обо всём этом рассказали.
В первые дни пребывания в Караганде Алексей Стаханов, выступая на митинге, сказал, что каждая тонна карагандинского угля – это удар по врагу. Уже 5 декабря, то есть через 10 дней после прибытия в Караганду, в газете "Социалистическая Караганда" появилась его статья: "Знамя нашей победы". В ней Алексей Стаханов писал: "Мы, карагандинцы, в долгу перед Родиной. Мы недодали тысячи тонн. Годовой план должен быть выполнен во что бы то ни стало. Нас на все хватит. Так поднатужимся же, товарищи шахтёры…"
В эти дни Стаханов пропадал на шахте, изучал её, посещал лавы, подготовительные забои.
Конечно же, был расстроен, увидев в забоях подростков и даже женщин, девушек. "Не женское это дело – кидать уголек большой шахтерской лопатой, - говорил он. – Женщина должна детишек воспитывать. Но пока мы не можем никем вас заменить. На шахте большой недобор рабочей силы".
Он был всегда там, где трудно. Сколько раз приходил в забой и с отбойным молотком шёл в атаку на стену очистного забоя, руша её, увлекая своим примером других, показывая образцы самоотверженного труда. Он обучал шахтёров своим стахановским методам высокопроизводительной отбойки угля. У него появились очень способные ученики. Он их называл стахановцами. Причём так, как будто это не имеет никакого отношения к его фамилии. Число стахановцев росло. Аскаров даёт по три нормы, Исабаев, Богумбаев, Исаханов – по две.. Не отставала и молодежь, бывшие фэзэушники Иванов, Чехов, Сушко и другие.
На совещаниях просил стахановцев рассказать о своём опыте, который позволяет им давать 2-3 нормы. Но главный упор начальник шахты делал на решение технических вопросов, чтобы снизить простои врубмашин и другого горношахтного оборудования.
Почти сутками Стаханов проводил в шахте, на-гора проводил лишь совещания. И шахта выправила положение, стала не только выполнять, но и перевыполнять плановую добычу. А в 1942 году стала лидером среди шахт комбината "Карагандауголь".
Коллектив шахты выступил с несколькими починами. Ко дню Красной Армии бывший работник шахты А. Павлов прислал письмо с фронта, которое кончалось словами: "Жду от вас писем и эшелоны угля сверх плана". Ответил ему Ж. Богумбаев. Ко дню Красной Армии он выполнил двухмесячный план, то есть на неделю раньше срока. Немногие шахты Караганды в 1942 году добыли больше угля, чем в 1941 году. Одна из них была шахта №31, которой руководил Алексей Стаханов. Он всячески поддерживал тех, кто перевыполнял норму добычи угля. По его предложению тем, кто поднимался на-гора с перевыполнением плана, выдавали дополнительные талоны на питание. Паёк небольшой – всего 100 граммов хлеба, 30 граммов масла или сала да ложечка сахара. Но и это в то полуголодное время было существенной поддержкой шахтёров.
Шахта №31 в 1942 году работала стабильно, отправляла регулярно сверхплановые эшелоны угля на Урал, и в этом была немалая доля труда начальника Алексея Стаханова. В том же 1942 году его отозвали в Москву, в Наркомат угольной промышленности. Его назначили руководителем сектора социалистического соревнования по отрасли в целом.
Добрую память о себе оставил Алексей Стаханов как необыкновенно простой, скромный человек из народа, всего себя без остатка отдававший делу, которому он служил. Двери его кабинета всегда были открыты для посетителей, он всех выслушивал, старался поддержать, помочь. Его хватало на все и на всех. Но были и завистники, которые распространяли слухи, что у него вместо воды в графине водка. Очевидно, порою бывало и так. Но ведь и солдат перед атакой принимал боевые сто грамм. Время требовало от людей предельной отдачи. И Алексей Стаханов сутками, без выходных и праздников, пропадал на шахте, чтобы увеличить добычу угля. И добивался этого. В последующие годы он говорил о себе: "Не все мне удавалось осуществлять полностью, иногда случались и срывы. Одно никогда не изменяло – чувство ответственности перед народом, перед партией, взрастившей меня. Ответственность – великая сила. Старался любой поворот своей жизни считать наиболее ответственным. Это помогало. А накал работы бывал всегда большой. Суток казалось мало. Хотелось всё сделать на совесть…"
Алексей Стаханов прожил большую жизнь. Сразу после освобождения Донбасса он все свои силы отдавал его восстановлению, шахт, поселков, городов. Посетил он родную шахту "Центральная-Ирмино", лежащую в развалинах, с искореженным взрывом копром, родную Кадиевку, где в годы войны было расстреляно около 3 тысяч человек и угнано в Германию 13 тысяч.
Алексей Стаханов, пользуясь своим авторитетом, взял на себя организацию шефства всей страны над возрождающимся из руин Донбассом. Он возглавлял множество комиссий, держал связь с сотнями предприятий, ездил по всей стране, "выбивая" для Донбасса материалы, машины и оборудование, не забывая и о социалистическом соревновании, поддерживал и поощрял молодых стахановцев.
Трудно переоценить роль Стаханова в восстановлении Донбасса. И, конечно же, он был счастлив, получая учрежденную в сентябре 1947 года медаль "За восстановление угольных шахт Донбасса". Он хорошо знал, какие титанические усилия потребовались от всей страны для восстановления Донбасса.
В 1947 году в память о 31 августа 1935 года, когда Алексей Стаханов установил мировой рекорд, был учрежден профессиональный праздник – День шахтера.
В 1957 году Алексей Стаханов вернулся в Донбасс, где вначале работал заместителем управляющего трестом "Чистяковантрацит", а спустя 2 года- помощником главного инженера шахтоуправления 2-43 (трест "Торезантрацит").
В 1974 году он вышел на заслуженный отдых. Но все эти годы Алексей Стаханов был востребован как зачинатель стахановского движения. И он поднимал авторитет рабочего класса, шахтёрского труда, любил общаться с молодыми стахановцами. Немало энергии он приложил для создания на предприятиях Донбасса и всей страны музеев боевой и трудовой славы.
Каждый человек хранит в себе какую-то тайну. Есть такая тайна и у Алексея Стаханова. Его подлинное имя – Андрей Стаханов. Но корреспондент "Правды", публикуя заметку о нём, ошибся, запамятовал его подлинное имя и написал Алексей. А "вождь народов", прочитав заметку о трудовом подвиге горняка, отметил, что и имя у него хорошее, русское, былинное. Чтобы не разочаровывать Сталина, пришлось срочно переделать все документы и записать его Алексеем. Конечно же, это не могло не оставить следа в душе Стаханова. И, видимо, он не раз настаивал, чтобы ему вернули его имя, которое ему дали отец с матерью. Но каждый раз получал вежливый отказ.
Он смотрел на мир с открытой улыбкой, но порою это стоило ему немалых усилий над собой. Слава тяжким бременем давила, угнетала его. И, несмотря на природную открытость характера, ему всё чаще хотелось побыть одному, чтобы наедине попробовать разобраться, понять этот мир людей.
28 августа 1948 года Указом Президиума Верховного Совета СССР сто пятьдесят лучших шахтёров были удостоены высшей награды – им было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Среди отмеченных наградой не было имени Стаханова. Это, мягко говоря, его обидело. Сто пятьдесят героев, а его, проложившего им дорогу, нет среди них. Ведь он должен был быть первым в этом длинном списке героев. Эта обида тоже легла тяжким осадком в светлой душе рабочего человека Алексея Стаханова. Лишь спустя десятилетия, в 1970 году, в связи с 35-летием стахановского движения, эта несправедливость была устранена, и ему было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда. Он уже давно был подлинно народным Героем Труда.
В конце XX века, когда СССР был уничтожен и социализм демонтирован, в прессе будировался вопрос: а нужен ли был Стаханов со своим стахановским движением? И нужны ли вообще обществу герои? Жёлтая пресса хорошо поработала по пропаганде дегероизации. Кумирами стали дельцы, сумевшие за кратчайший срок сколотить многомиллионные состояния, растлители детей, судорожный мультимиллионер Майкл Джексон да валютные проститутки, зарабатывающие за ночь больше, чем шахтёр за месяц рекордной добычи угля. Действительно, может пора забыть о Стаханове, Гагарине, Чкалове? Мне думается, что ответ на этот вопрос дал никогда не считавший себя героической личностью Антон Павлович Чехов в небольшой статье о путешественнике Николае Пржевальском. Чехов писал: "… подвижники нужны, как солнце. Составляя самый поэтический и жизнерадостный элемент общества, они возбуждают, утешают и облагораживают". Алексей Стаханов своим трудовым подвигом как бы призывал: "Смотрите, сколько в Человеке скрыто внутренних резервов, как силен он духом, как красив он в труде! И то, что делаю я, могут сделать также и другие. Лишь своим собственным трудом мы сможем улучшить нашу жизнь".
Алексей Стаханов усиливал, пробуждал веру человека в его же возможности. Он говорил: "Медленно к малограмотным людям приходило общественное сознание, потребность уяснить, для чего же ты на белый свет появился. Но уж если ты начинал задумываться над этим, значит, созрел для чего-то большего, чем до тех пор считал себя способным".
Он призывал к смелости. А смелость рабочего человека – это, по его мнению, и "решимость проложить свою тропинку к новой высоте мастерства, до тебя никем не открытой…"
Такой славы, какую обрёл простой шахтёр Алексей Стаханов, за всю историю человечества не имел ни один шахтёр в мире. С ним стремились встретиться великие мира сего: писатели, учёные, государственные деятели, артисты театра и кино… Они хотели увидеть в нём человека нового общества, творца, хозяина. И он старался, как он сам говорил, " чтобы люди не разуверились в Стаханове".
Для этого ему приходилось много заниматься самообразованием, и в нём сформировалось своё понимание мира, в котором мы все живём.
Великий Горький писал о шахтёре Никите Изотове: "Богатырь Никита Изотов возвысил свой труд до высоты искусства". Эти слова в полной мере можно отнести и к Алексею Стаханову. Он – вечный пример, каким должен быть шахтёр – человек героической профессии, в тяжелейших и опасных условиях добывающий людям уголь, в котором скрыто тепло солнца. Потребность в угле не снижается, а растёт, как растёт и глубина недр, из которых добывается этот уголь. Спустя десятилетия знатный донецкий горняк, дважды Герой Социалистического Труда Иван Стрельченко говорил о Стаханове, что "все мы, его последователи, вышли из стахановской шинели" и что "стахановский рекорд – это "вечное приглашение к подвигу".
Знаком судьбы является и то, что в годы войны Алексей Стаханов работал, как и многие сотни и тысячи посланцев Донбасса, в Караганде.
Его прометеев дух жив и сегодня в сердцах шахтёров Караганды, которые не раз удивляли и радовали своими рекордами добычи угля.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.