Икар

Это было в самом начале тридцатых годов. На вечеринке трое друзей, молодых летчиков, размечтались о будущем авиации. Они были в нее влюблены. "Первым делом самолеты"... "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, преодолеть пространство и простор" - в то время звучали эти песни, были очень популярны. Они читали Циолковского и верили, что человек полетит к Солнцу.
- Это вряд ли нам удастся, ну а дети наши наверняка полетят в космос, - сказал один из них. - Давайте наших будущих сыновей назовем одним именем - Икар! Они наверняка преодолеют земное притяжение и полетят к Луне, другим планетам.
- Прекрасная идея! - подхватили двое других. - Поднимем бокалы за наших детей, Икаров. За их светлое будущее!
Согласно легенде в древней Греции жил талантливый художник и строитель Дедал. Царь Минос держал его узником на диком острове за то, что тот подсказал Ариадне прихватить клубок ниток, который ее и спас от гибели в лабиринте.
Дедал с сыном Икаром решились бежать из плена. Из воска и перьев Дедал сделал крылья себе и сыну. С их помощью они взлетели и стали удаляться от острова. Икару так понравилось летать. Сильно взмахивая крыльями, он в потоке воздуха поднимался все выше и выше, ближе к солнцу. Но лучи солнца растопили воск, перья отпали, и Икар упал с огромной высоты в море.
Прошло время, и, как в сказке, у всех трех летчиков родились сыновья, и отцы, помня клятву, назвали их Икарами. Так, 14 августа 1931 года у летчика Дмитрия Тира родился сын с уже заготовленным для него именем - Икар.


Отец Икара, Дмитрий Эдгардович Тир, в высшей степени интереснейший человек, талантливый инженер, мужественный, несгибаемый человек, испытавший на себе судьбу советских немцев, перенесший все круги ада ГУЛАГа. О нём можно рассказывать отдельно. И о том, как его выводили на расстрел, ставили к стенке, а он кричал: "Стреляйте, сволочи!". И о том, как тепло во времена хрущёвской оттепели его принимал у себя в кабинете маршал авиации, его друзья, теперь уже ставшие генералами.
Но в данной статье речь пойдет о его сыне. Когда Икар Тир подрос, то он, как и Икар, сын Дедала, потянулся к солнцу. Но только солнце это скрывалось глубоко под землей. Оно было спрессовано в угольные пласты. И полетел он к подземному солнцу на клети вниз по стволу...
30-е годы были не только романтичными, но и жестокими. Дмитрий Тир был незаконно обвинен и осужден, прошел ГУЛАГ, был выслан в Джамбулскую область. Здесь и начал свой трудовой путь его сын Икар - электромонтером на строительстве горно-химического комбината в Каратау. Ему еще не было и четырнадцати.
Особенно Икару нравилось работа машиниста экскаватора. Огромная машина, но он научился высыпать руду из ковша в вагон с ювелирной точностью до нескольких сантиметров, не просыпая ее на почву. Дважды Икар поступал в Джамбулский институт, но оба раза не приняли. Главной причиной было то, что он немец. Его отцу определили новое местожительство - Караганду. Вслед за семьей приехал в Караганду и Икар. Это было в 1952 году, более полувека назад. За эти прошедшие годы он, как говорится, глубоко пустил корни в карагандинскую землю, стал ее патриотом и уже никогда не собирается ее покидать.
В Караганде за два года с отличием окончил горный техникум и стал работать электрослесарем мехцеха, а затем начальником службы тяги на шахте №1 треста "Сталинуголь" комбината "Карагандауголь". Почти десять лет он проработал инженером по забойному оборудованию и старшим инженером энергомеханического отдела. Одновременно учился на вечернем отделении Карагандинского политехнического института. Любовь к технике, высокая работоспособность, разносторонняя практика и теоретические знания сделали Икара Тира первоклассным инженером.
В течение почти двадцати пяти лет он возглавлял работы по механизации очистных и подготовительных работ, внедрению новой техники в техуправлении комбината, а затем в производственном объединении "Карагандауголь", работая начальником отдела, главным технологом и заместителем технического директора по науке. Горная техника была ещё несовершенна, часто выходила из строя, и особенно тяжко приходилось механикам всех уровней. Устранением аварий, совершенствованием и внедрением новой горной техники ему пришлось заниматься изо дня в день многие годы. Бывало так: поступает крупная партия новой техники, которая в общем неплохая, но отдельные её несовершенства, применительно к конкретным горно-геологическим условиям, сводят ее эффективность к нулю. И только рационализаторы производства, инженеры шахт, объединения совместными усилиями устраняли возникшие препятствия. Так было много раз. Лишь один пример.На шахты бассейна поступили 36 широкозахватных комбайнов ЛГД. По конструкции он аналогичен комбайну "Донбасс-1", но отличался тем, что главный электродвигатель был более мощным, а главная подающая часть впервые была гидравлической, использовалась гидросистема с лопостным насосом и гидродвигателем. Комбайны стали один за другим выходить из строя, подводили насосы. Собрали механиков, и кто-то подсказал решение. Быстро изготовили новые детали к гидронасосу. Комбайны вернулись в лавы. И на этот раз хорошо себя показали. Так совместный инженерный поиск позволил избежать огромных потерь, ведь комбайнов ЛГД было много. Чтобы узаконить конструктивные изменения в комбайне, Икару Тиру пришлось ездить по разным инстанциям, вплоть до Совета технико-экономической экспертизы, который возглавлял известный ученый, доктор технических наук, профессор А.В. Топчиев. С этим вопросом пришлось разбираться и другому крупному ученому, доктору технических наук, профессору В.Н.Хорину. Дело в том, что гидропривод тогда готовился в "почтовом ящике", а конкретно - Луганским заводом электроприводов. Когда Икар Тир в чем-то убежден, он смело отстаивает свои взгляды на любом уровне. Это ему досталось от отца. Молодой инженер Икар Тир сумел доказать справедливость требований шахтеров Караганды - внести конструктивные изменения в комбайн ЛГД. Высокая комиссия признала эти требования справедливыми, и было принято решение о доводке комбайна. Для бассейна это была крупная победа, а для Икара - еще и его личная. Ему также пришлось совершенствовать и широкозахватный комбайн "Донбасс-6". Для этого он предложил установить третью штангу. В результате вынимаемая мощность комбайном выросла до 2,8 м.
Угольный комбайн - это мощная машина, одно из удивительных и сложных творений ума и рук человека. Икару Тиру пришлось много и небезуспешно заниматься угольными комбайнами, а затем и мехкомплексами в целом. На смену широкозахватной выемке пришла узкозахватная. Первый комбайн К-58 передали на шахту №23, смонтировали в лаве с индивидуальной крепью, а комбайн стал опрокидываться. Технический директор Ш.Т. Токмагамбетов заявил: - "Если завтра не дадите решения, то комбайн придется демонтировать". Икар Тир вместе с конструкторами, механиками всю ночь решал, как обеспечить устойчивость комбайна. И решение было найдено.
Все комбайны - КШ-1КГ, ГШ-68, КШ-3м, до широкого внедрения на шахтах бассейна , нуждались в той или иной доводке. Для эффективной работы комбайна при углах залегания пласта свыше 20 применили полиспастную систему его удержания. Не меньше мороки было и при внедрении первых мехкомплексов. Сколько раз в лаве складывалась аварийная ситуация! И тут же в лаву спускался Тир, и начинался анализ случившегося.
Был случай на шахте им. 50-летия СССР, когда крепь М-130 опрокинулась не на забой, а в обратную сторону, на завал. Уже казалось, потеряли лаву, а это огромный ущерб: потеря мехкомплекса, добычи. Немало часов пришлось провести Икару Тиру в этой аварийной, опасной лаве, где каждое новое обрушение кровли могло привести к гибели людей. Но даже из этого, почти безнадежного, положения горняки вышли достойно. Крепь сумели поднять, подтянуть к забою. Лава заработала, кровля за секциями обрушилась.
Он с благодарностью вспоминает многих людей, сослуживцев, с которыми трудился все эти годы, но в особенности П.М. Трухина, Н.А. Дрижда, Ш.Т. Токмагамбетова, Н.Е. Пашкевича.
Икар Дмитриевич Тир всегда был страстный поборником струговой выемки. Все работы по внедрению стругов на шахтах Карагандинского бассейна делались с его прямым участием и под его непосредственным руководством. Отечественные струговые установки имели существенный недостаток - малую мощность приводов. В результате струги не столько резали, сколько скребли забой. И.Д. Тир настаивал на закупке мощных германских стругов. Но в то время было принято использовать преимущественно отечественную технику, и голос Тира не был услышан. И, конечно, он был рад, когда узнал, что спустя годы шахта "Казахстанская" наконец приобрела мощную германскую струговую установку, с помощью которой ежесуточно добывается около трёх тысяч тонн угля.
Для решения технических вопросов он постоянно привлекал научно-исследовательские институты. Он знал сотни научных работников Караганды, Москвы, Ленинграда, Донецка и др. городов по имени-отчеству, знал, кто чем живет и дышит и что можно получить для нужд шахт бассейна от каждого из них.
Накопленный богатый опыт по испытанию и внедрению новой техники позволил И.Д. Тиру защитить кандидатскую диссертацию, опубликовать ряд научных статей. Но на написание статей, оформление заявок на изобретения у него не хватало времени. Его полностью захватывал процесс творчества: как можно быстрее новую техническую идею или конструкцию довести до стадии внедрения, получить тот или иной эффект - увеличить нагрузку на лаву, повысить производительность труда или повысить безопасность ведения горных работ, улучшить условия труда… Только крупных технических разработок, внедренных с прямым его участием, более тридцати. А это огромный экономический эффект. Но не нажил он ни хоромов, ни счетов в банке, ни 600-го "Мерседеса". Приватизированная квартира, велосипед да дача на самом отшибе, по соседству с бескрайней степью - вот и все его накопленное богатство. Но он не жалеет о прожитом - интересном, содержательном, плотно наполненной делами, свершениями. И сегодня, когда он говорит о горных машинах, глаза его загораются, душа переполняется эмоциями. Его позиция в жизни всегда была активной. Он - один из тех, кто на протяжении десятилетий двигал научно-технический прогресс в Карагандинском угольном бассейне, был его ведущей шестерней.
В последние годы своей трудовой биографии он работал исполнительным директором хозяйственной ассоциации "Уголь Караганды".
Сегодня, несмотря на солидный возраст, он активен, трудится в техническом университете, на кафедре горных машин, готовит руководство по выбору мехкрепей для тех или иных горно-геологических условий.
У него прекрасная супруга Ева Ивановна, с которой он прожил более 45 лет. Она учительница русского языка и литературы. Ее любимые писатели и поэты - Пушкин, Лев Толстой, Чехов, Есенин, Шолохов. Она, впитавшая в себя высокую нравственность русской классической литературы, все эти годы оберегала Икара от неприятностей. Она, как никто другой, понимала его мятежную душу. Они вырастили двух замечательных детей: сына Олега и дочь Елену.
Я вспоминаю его отца, Дмитрия Эдгаровича, Человека с большой буквы, его маму, добрейшую Зинаиду Павловну. С ними я был знаком , много раз встречались, беседовали. Это были замечательные люди! Сын в полной мере оправдал их надежды и то имя, которое ему дали - Икар!

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: