Без дела он не мог жить

Доктор технических наук, Почётный работник угольной промышленности Республики Казахстан, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и знаков "Шахтёрская слава" трёх степеней Дмитрий Михайлович Шередекин летом иногда бывает на берегу обширного Фёдоровского водохранилища на Юго-Востоке Караганды. Здесь в солнечные дни отдыхают многие сотни карагандинцев. Дмитрий Михайлович смотрит на голубую гладь озера, на молодых, жизнерадостных людей, на вечное небо над головой, а пред его очами встают картины его суровой юности, военные годы.


Тогда ему не было и шестнадцати. Вызвали в военкомат и вручили повестку, чтобы явился к 9 утра с чашкой, ложкой, сменой белья. В тот день на пригородном поезде их, колонну подростков и стариков, привезли в Новый город, оттуда строем направили на станцию Михайловка. Привели в бараки, огороженные колючей проволокой, это зона №39. Рядом - большая зона заключенных, привезённых с Беломорканала и других районов необъятного ГУЛАГа. Здесь тысячи людей, подобно муравьям, днём и ночью, круглые сутки копали, толкали, грузили и разгружали породы, которые покрывали мощный пласт бурого угля. Велись вскрышные работы, строился крупный угольный разрез №4. Работали по 12 часов. Выполнишь норму – получишь пайку хлеба весом 600 граммов, не выполнишь – получишь всего 200 граммов, останешься голодным. Хлеб и баланда – вот вся еда.
Особенно тяжело было работать ночью, при свете мерцающих на небе звезд да огня фар машин. А ночевали на нарах в бараках. Почти полгода продолжалась эта казарменная жизнь. А привлекли подростка Диму Шередекина в трудовую колонию как спецпереселенца. Где-то недалеко в женской колонии работала и его сестра.
Крестьянскую семью Шередекиных – отца, мать, пятерых детей, среди них двойняшки-младенцы, – выслали в Караганду из Воронежской области в 1931 году. Диме тогда было всего 2 года. На следующий год семья похоронила младенцев, а через год умер и отец. Осталась неграмотная мать с тремя детьми. Старшую сестру в 10 лет взяли нянчить малолетних детей. За труд обещали кормить. Дима не знал детства, а знал голод и холод. С ранних лет трудился, помогал матери, делал саманы, дранковал стены бараков, работал на лобогрейке в колхозе, собирал в поле колоски. До 1936 года жили на хлебные карточки. Картины тяжелого детства до сих пор стоят перед глазами Дмитрия Михайловича.
Тогда, в 1943 году, паренек Дима Шередекин очень хотел учиться. В горном техникуме объявили приём, но в комендатуре ему отказали. Тогда он тайком подал документы в Карагандинский горный техникум, сдал экзамены. Когда узнал, что прошёл по конкурсу, то сбежал из лагеря. Он рисковал, мог схлопотать 1,5-2 года. Но строительство разреза приближалось к концу, и о непослушном пареньке Диме Шередекине забыли.
После горного техникума работал горным мастером на шахте №18-«Основная», затем начальником участка и помощником главного инженера на шахте №20-бис. Здесь отрабатывали самый мощный, пожароопасный пласт "Верхняя Марианна". Дмитрий Шередекин постигал своенравный характер этого пласта, особенности проявления горного давления при выемке верхнего и нижележащего слоев. В последующем он был направлен на шахту №2 главным инженером. Далее – учёба в Свердловском институте. По окончании 3-х годичных курсов ВИКа горный инженер Д.М. Шередекин был приглашён на работу №3 имени Кирова, начальником которой был известный в бассейне горняк Н.И. Мальцев. Дмитрию Шередекину повезло 6 лет работать рядом с этим талантливым организатором производства. Николай Ильич Мальцев умел своей энергией, волей, энтузиазмом заряжать людей, вести их за собой. Казалось, нет таких трудностей, которых он не смог бы одолеть. Его посылали на отстающую, потерянную шахту, и, спустя непродолжительное время, шахта, подобно птице Феникс, возрождалась, давала добычу, выполняла и перевыполняла план. Так было с шахтами №№ 40, 2-«Наклонная», 20, 3 имени Кирова. С ним было трудно, но интересно работать. Он был требователен, но справедлив. Это была яркая личность, депутат Верховного Совета СССР. У него многому научился Д.М. Шередекин.
Н.И. Мальцев направил Д.М. Шередекина на проходку. Тогда на шахте под угрозой срыва была сдача 7-го горизонта, и начальник участка Д.М. Шередекин сделал всё, чтобы новый горизонт был сдан вовремя. А потом его перевели на отстающий добычной участок, и вновь Д.М. Шередекин добивается успеха, выводит участок в передовые. В последующие четыре года он вывел из прорыва ещё три участка. После чего он был назначен главным инженером, а затем и директором шахты №3 имени Кирова.
В конце 50-х, начале 60-х это была самая крупная шахта в бассейне. Среднесуточная добыча достигала 3600 тонн. Средняя нагрузка на лаву составляла около 800 тонн, тогда как средняя по шахтам бассейна – 330 тонны. Себестоимость добычи 1-й тонны угля на шахте была немногим больше, чем на разрезе "Михайловском" – 5 рублей 14 копеек. Шахта дорабатывала последние горизонты. Наклонная длина стволов превысила 2 километра. Из-за большой депрессии воздуха целики нередко загорались. И каждый раз директор одевал респиратор и самолично вёл горноспасателей в шахту, чтобы ускорить работы по изоляции очага самовозгорания. Хотя он мог бы этого и не делать. Но такой у него характер. Отвечать за всё.
В ноябре 1963 года Д.М. Шередекина перевели директором на строящуюся шахту №12 "Шерубай-Нуринская", которая была сдана в эксплуатацию 1 января 1964 года. И он сумел так организовать новый коллектив, что шахта в кратчайший срок освоила проектную мощность. В числе первых во всех лавах внедрили механизированные комплексы и достигли высоких технико-экономических показателей. В 1966 году здесь был установлен всесоюзный рекорд добычи угля, пожалуй, единственный в Шерубай-Нуринском районе за всю историю бассейна. Мехкомплексом ОМКТ-100 (по нынешним понятиям крайне несовершенным) за 31 рабочий день было добыто свыше 55 тысяч тонн угля. Среднесуточная добыча составила около 1700 тонн.
Руководимый Шередекиным коллектив отличался высокой культурой производства, порядком, здесь много внимания уделялось обеспечению безопасных условий ведения горных работ. Восемь лет на шахте не было тяжелых и смертельных несчастных случаев. За образцовое состояние горного хозяйства и низкий производственный травматизм шахте было присвоено звание "Коллектив высокой культуры производства". Шахта не раз была участником ВДНХ СССР. За высокие достижения директор Д.М. Шередекин был награжден золотой, серебряной и бронзовой медалями ВДНХ СССР. Немало добрых дел депутат Шахтинского горсовета Д.М. Шередекин сделал и для посёлка Шахан.
Шередекин стремился внести свою лепту и в научно-технический прогресс. При отработке тонкого пласта Д8 внедрил совершенно новую технологию – безлюдный способ выемки с применением бурошнековых машин БУГ-3, а в 1975 году на эту тему защитил кандидатскую диссертацию. В том же году он был назначен директором Карагандинского отделения ВостНИИ. Здесь он вплотную занялся вопросами совершенствования проветривания горных выработок, разработкой и внедрением способов дегазации угольных пластов, предупреждения внезапных выбросов угля и газа, другими проблемами безопасности ведения горных работ на угольных шахтах и разрезах. В 1980 году за разработку и внедрение комплексного способа дегазации пластов с применением гидроразрыва он, в составе коллектива авторов, становится лауреатом премии имени А.А. Скочинского. Это высшая награда за научное достижение в области безопасности ведения горных работ. А в 1989 году в Новосибирске Д.М. Шередекин защитил докторскую диссертацию на актуальную тему: "Прогноз взрывобезопасных ситуаций пылегазовоздушных смесей угольных шахт".
В 1984 году Д.М. Шередекина назначают директором Казахского филиала ВНИМИ. Здесь он активно занимается вопросами подработки и надработки пластов с целью обеспечения выбрособезопасных условий, проблемой выемки пластов под застроенными территориями. За 19 лет работы в науке Шередекиным в соавторстве опубликовано свыше 90 научных трудов, в том числе две монографии, получено 19 авторских свидетельств.
Д.М.Шередекин неоднократно избирался депутатом Карагандинского и Шахтинского городских и областного Советов депутатов.
Он вырастил троих сыновей – Ивана, Алексея и Юрия. Все стали горными инженерами. Старший из них – Иван Дмитриевич Шередекин – заместитель технического директора угольного департамента АО "Миттал Стил Темиртау", возглавлял подготовительные работы на шахтах, а теперь руководит шахтой "Тентекская"; средний – Алексей – много лет проработал начальником участка на шахте имени Байжанова. А младший Юрий стал строителем.
Вот уже более 15 лет Д.М. Шередекин на заслуженном отдыхе, но по-прежнему интересуется проблемами бассейна, горной науки. Он – член ученого совета КарГТУ по защите диссертаций. Так он устроен: не может жить иначе, без дела. Он останется таким, пока бьётся сердце.
Есть у него клочок земли, называемый "дачей". Здесь он в летнее время трудился, и если оставалось время, отдыхал вместе со своей супругой Марией Константиновной. С ней Дмитрий Михайлович прожил в любви и дружбе свыше 50 лет. Он её всю жизнь называл Машенькой. В прошлом году её не стало. Осталась в сердце невосполнимая утрата. У Дмитрия Михайловича шестеро внуков – Владик, Таня, Маша, Женя, Максим, Даша. Ему есть с кем поговорить. Старший сын Иван Дмитриевич сегодня возглавляет шахту "Тентекская", и Дмитрия Михайловича живо интересует сегодняшние проблемы шахты, которая работает по схеме "шахта-лава", всю добычу выдаёт одной лавой. Суточная нагрузка на лаву составляет 4000-5000 тонн угля. Коллектив участка работает в напряженном ритме.
Дмитрий Михайлович доволен, что у него сын – специалист высокого уровня, способный решать проблемы добычи угля на современном мировом уровне.
У машин есть один из главных показателей, который называется «коэффициент полезного действия» и он отражает эффективность их работы, отдачи. Человек не машина, но и у него тоже есть коэффициент отдачи. Этот коэффициент у Дмитрия Михайловича все полвека его трудовой деятельности был самым высоким на всех этапах своей жизни: и в должности начальника участка, и главного инженера, и директора шахты, института… Он работал с полной отдачей, умел добиваться самых высоких результатов, внёс значительный вклад в развитие Карагандинского бассейна, оставил заметный след на земле шахтёрской.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.