Высокое звание – быть Человеком

На столе в кабинете у директора шахты "Абайская" Джакана Жолумбетовича Мухамеджанова стоит портрет в рамке. В ней фотография его отца - Жолумбета Мухамеджановича, самого дорогого человека, его учителя жизни. Кто-то из великих сказал: что один отец значит больше, чем сто учителей. Он гордится своим отцом, стремится, как он говорит, "хоть немного походить на своего отца" – спокойного, мудрого, уравновешенного человека, замечательного специалиста, опытного организатора производства.


Шахта "Абайская"- градообразующее предприятие. Закрой шахту, и город Абай зачахнет. И Джакан Жолумбетович постоянно сознает особую ответственность за хорошую работу шахты, которая первая в угольном департаменте перешла на работу по прогрессивной схеме "шахта-лава". Всю добычу стали давать одной лавой. О таком раньше и подумать не могли. На шахте всегда в работе находилось не менее трёх лав. Но время изменилось, и вот уже четыре года коллектив участка №1 выдаёт на-гора более миллиона тонн угля из одной лавы. Неузнаваемо изменилась и поверхность шахты, административно-бытовое здание. Во дворе -зеленые газоны, цветники, сосны, в административно-бытовом здании - современный дизайн, уют, чистота и порядок. Все достижения – это воля и труд людей, здесь работающих. А директору шахты, Джакану Жолумбетовичу, помогает портрет его отца, с ним он советуется, он помогает ему жить и трудиться.
Жолумбет родился в степной казачьей станице Сергиополь, неподалеку от города Аягуз в Восточном Казахстане. Здесь и прошло его детство вместе с детьми казаков. В предвоенные годы семья Мухамеджановых переехала на станцию Луговая, где Жолумбет пошёл в первый класс.
У Жолумбета был замечательный отец Мухамеджан Джаксыберды, образованный человек, учитель средней школы, хорошо знавший и историю, и литературу. И неизвестно, кем бы ещё был Жолумбет, может быть, как и отец, учителем или ученым, филологом или философом. Но в предвоенные годы Мухамеджан, как и многие тысячи людей, был незаконно осужден. И мать Василя заменила одновременно сыну и отца. Ещё в школе Жолумбет слышал, что недра Казахстана исключительно богаты полезными ископаемыми, в них сокрыты все элементы системы Менделеева. И он поступил в Алма-Атинский горно-металлургический институт, чтобы стать горным инженером. Студенты этого института получали и стипендию побольше, да и форму носили эффектную, в особенности в те бедные годы. Первую производственную практику студент Жолумбет Мухамеджанов проходил в Донбассе, вторую на шахте им. Вахрушева в Кузбассе, а преддипломную - уже в Караганде горным мастером на шахтах №40 и № 31. По окончании института его направили в Караганду, на одну из лучших, самую крупную шахту №3 им. Кирова треста "Кировуголь". Эту шахту возглавлял известный в Караганде горняк из народа, очень энергичный, опытный руководитель Н.И.Мальцев. Здесь семь лет Жолубет Мухамеджанов трудился на различных участках. Начинал помощником начальника участка отдела капитальных работ (ОКР), затем продолжил заместителем начальника участка вентиляции, начальником участка ОКР, помощником главного инженера, начальником добычного участка, заместителем главного инженера. Таков его послужной список на этой шахте. Шахта добывала в год свыше миллиона тонн угля, разрабатывала самый мощный пожароопасный пласт "Верхняя Марианна". Среднесуточная нагрузка на лаву здесь была одна из самых высоких. В 1960 году среднесуточная добыча из одного очистного забоя на шахте №3 им. Кирова была 823 тонны, выше средней по Карагандинскому бассейну почти в 2,5 раза и выше среднего значения по шахтам СССР в 4,8 раза. Цифры говорят сами за себя. Жолумбет Мухамеджанов на этой шахте вырос профессионально, стал первоклассным специалистом.
И в 1962 году его назначили начальником новой шахты №13 "Шерубай-Нуринская" на Караджаро-Шаханском участке Карагандинского бассейна. Эта шахта в первые годы отрабатывала два пласта: мощный пласт Д6 и маломощный, чуть более метра толщиной, Д7. Шахта была сдана в эксплуатации в том же 1962 году, с проектной мощностью 0,9 млн. тонн в год. Но в первые годы добыча на шахте составляла не более 400 тысяч тонн. Для наращивания добычи необходимо было вскрывать другие пласты Долинской свиты, выполнить большой объём подготовительных работ. Здесь на 1000 тонн добычи проходили подготовительных выработок значительно больше, чем на других шахтах бассейна. В 1963 году начальник шахты назначил бригадиром проходческой бригады молодого, энергичного шахтёра Владимира Заведеева. И в 1965 году его бригада в сложных условиях прошла за 31 рабочий день 359 метров квершлага. Коллектив шахты №13 "Шерубай-Нуринская" выполнял и перевыполнял план и по добыче, и по проходке.
И когда встал вопрос о выборе директора новой шахты №1/2 "Тентекская" проектной мощностью 2,7 млн. тонн угля в год, то выбор пал на молодого, но уже опытного, энергичного инженера Жолумбета Мухамеджановича Мухамеджанова. 25 июня 1969 года шахта в торжественной обстановке была сдана в эксплуатацию, и принимал её Ж.М.Мухамеджанов.
Здание административно-бытового комбината шахты имеет улучшенную планировку. Здесь был использован принципиально новый способ хранения и сушки рабочей одежды шахтёров, которая хранится в подпольном помещении в специальных контейнерах. Тёплый воздух проходит через подвешенную в контейнерах рабочую одежду и хорошо её просушивает. Здесь было использовано и немало других технических новинок. Ему было менее сорока лет, и Ж.М. Мухамеджанов гордился, что ему доверили такую мощную современную шахту. И он все силы отдавал производству. Это были его звездные годы. Он сумел так организовать молодой коллектив шахты, что уже на четвертый год для Карагандинского бассейна (небывалый случай) шахта перекрыла свою проектную мощность. В 1973 году при плане 2730 тысяч тонн было добыто 2807,7 тысяч тонн. Среднемесячная производительность труда рабочего по добыче при плане 106,9 составила 110,8 тонны, одна из самых высоких в Карагандинском бассейне. За достигнутые высокие технико-экономические показатели в 1972 году коллектив шахты (в 1971 году ей дали высокое название "Казахстанская") был награжден юбилейным Почётным знаком ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР, Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ.

А потом стала расти доля добычи угля из маломощных пластов. В те годы ещё не было эффективных средств механизации отработки тонких пластов, в особенности мощностью менее метра. Шахта стала полигоном для испытаний новой техники отечественного производства. Из-за низкой надёжной техники и слабых вмещающих пород суточная нагрузка на мехкомплексы упала. Произошло снижение годовой добычи до 2,6 млн. тонн. Ж.М. Мухамеджанов выходит с предложениями, как переломить ситуацию в лучшую сторону. Но для достижения этого необходимо было очистное оборудование для выемки тонких пластов, отвечающее условиям шахты "Казахстанская". Такие мехкрепи, струговая техника применялись на шахтах Германии (ФРГ). Но необходимая техника не была приобретена, и пришлось снижать годовой план добычи угля.
Ж.М. Мухамеджанов попросил перевести его на другой участок работы. Его просьба была удовлетворена. Его перевели в производственную дирекцию ПО "Карагандауголь". Он ещё почти четверть века проработал заместителем директора по производству ПО "Карагандауголь". Теперь полем деятельности его были все шахты бассейна, все технологические процессы. Горное дело – это всегда творческий инженерный поиск. Ещё великий Паскаль утверждал, что только опыт даёт истинное знание. И Ж.М. Мухамеджанов много экспериментирует, тесно сотрудничает с научными организациями, разрабатывает рекомендации по совершенствованию технологических процессов добычи угля. На его счету десятки научных статей, рацпредложений, изобретений. Он успешно защитил кандидатскую диссертацию, щедро отдавал накопленные знания. Его научные достижения стали общественным достоянием. Он был избран членом-корреспондентом Международной академии наук по экологии и безопасности труда (МАНЭБ).
В 1996 году 15 шахт угольного департамента вошли в состав международной компании "Испат Интернэшнл". Был создан угольный департамент ОАО "Испат Кармет". И Ж.М. Мухамеджанову было предложено работать в прежней должности - заместителя директора по производству. Он все свои знания и опыт использует, чтобы улучшить работу шахт после спада и депрессии: повысить концентрацию горных работ, модернизировать средства очистной выемки и, в конечном итоге, обеспечить выполнение объёмов и показателей работы в соответствии с бизнес-планом.
Ему, как заместителю директора по производству, приходилось заниматься вопросами объединения смежных шахт. Это позволяло сократить количество стволов, протяженность поддерживаемых выработок, ликвидировать ненужные на поверхности комплексы, улучшить планировку горных работ объединённых шахт.
И когда нагрузка на лаву из года в год стала быстро расти, когда шахты стали наращивать добычу угля, то в этом был и его труд – одного из ведущих руководителей угольного департамента ОАО "Испат Кармет".
Когда он узнал, что тяжело болен, то не терял бодрости духа, не был раздражителен, а даже более того, стал ещё более внимателен к людям.
Он умел радоваться успехам других. Когда я перешёл на работу в "Шахтёрскую неделю", то нередко Жолумбет Мухамеджанович заходил в редакцию, ведь его и наш кабинеты были на одном этаже, либо звонил, был короток: "Прочитал твою статью. Понравилась. Дальнейших успехов". Это был один из немногих ответственных работников угольного департамента, не считавший за унижение сказать своё мнение или доброе слово о той или иной газетной статье.
Как-то я ему так и сказал об этом. А он в ответ, что есть такое замечательное правило: "трёх не забудь".
- Что же это за правило? – поинтересовался я.
- А это первое – не забудь поздравить, второе – не забудь порадоваться и третье – не забудь навестить товарища. Рекомендую к использованию. "Человек, человеческая душа – тонкий инструмент, - добавил Жолумбет Мухамеджанович, – и чтобы достичь его высокого звучания, нужно к нему относиться бережно, не расстраивать его".
Вот такими качествами обладал этот замечательный человек. И когда я поздравил Жолумбета Мухамеджановича с почётным званием члена-корреспондента Международной академии наук экологии и безопасности человека (МАНЭБ), то он поблагодарил и сказал, что самое высокое звание – это быть Человеком. Вспоминая Жолумбета Мухамеджановича, приходит в голову его главная черта – высокая человечность, способность разбираться в людях, умение работать с людьми, понимать их, помогать им. И он неизменно пользовался взаимно большим их уважением.
Он всегда был активным общественником. В разные годы избирался в Карагандинский и Шахтинский горкомы КПСС, в Карагандинский областной Совет депутатов.
За многолетний добросовестный труд Жолумбет Мухамеджанович Мухамеджанов был награжден орденом Октябрьской Революции, орденом "Знак Почёта", медалью "За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина". Он – полный кавалер знака "Шахтёрская слава". Ему присвоены звания: Почётный работник угольной промышленности Республики Казахстан, Почётный гражданин города Шахтинска.
1 декабря 1999 года сердце Жолумбета Мухамеджановича остановилось. До последних дней своих он трудился.
Вместе с супругой Санией Абильмажиновной Жолумбет Мухамеджанович вырастил двоих сыновей – Джакана и Нурлана. Оба стали горняками, пошли по пути отца. Я лично знаком только с Джаканом, ныне директором шахты "Абайская". Когда я с ним ходил по территории шахты, по кабинетам, коридорам и баням административно-бытового комбината, беседовал с ним в его кабинете, то невольно ловил себя на мысли, что сын, Джакан Жолумбетович, впитал в себя многие черты отца. Это и скромность, и высокая интеллигентность. Он знает досконально шахту, горные, технологические вопросы, у него есть стремление к новому. Ведь не случайно шахта "Абайская", первая среди шахт угольного департамента АО "Миттал Стил Темиртау", ещё в 2000 году перешла на новую технологическую схему выемки "шахта-лава". Это был большой риск - весь уголь добывать всего одной лавой. Но горняки "Абайской" пошли на этот риск и добились успеха. Вот уже почти пять лет они работают по этой схеме.
- Работа напряженная, - поясняет Джакан Жолумбетович, - но дисциплинирует. Получается, как на автозаводе, всё предприятие работает на один конвейер. Теперь мы не сможем работать двумя лавами, да и технических средств, и людей для этого нет. Альтернативы схеме "шахта-лава" для нас практически уже нет.
После окончания Карагандинского политехнического института Джакан Мухамеджанов за десять лет прошёл путь от рядового инженера до директора шахты. Начинал трудовой путь на шахте им. Кирова, затем – шахта им. Калинина, которая была объединена с "Абайской" и получила название последней. Здесь он работал заместителем главного инженера по технике безопасности, главным инженером и директором объединённой шахты. Ему досталась непростая, а точнее, сложная по горно-геологическим условиям шахта. Каждая новая лава неизменно не похожа, отличается от других своими горно-геологическими условиями. Это -геологические нарушения, переменная гипсометрия пласта, слабая непосредственная кровля, резкие проявления горного давления в период осадок основной кровли, повышенные углы залегания пласта. И, несмотря на сложные горно-геологические условия, коллектив участка №2, сначала под руководством Б.Л. Деминова, вот уже четыре года работает в режиме добычи миллиона и более тонн угля одной лавой за год. Никогда в Шерубай-Нуринском районе не добывали столько угля одной лавой. Это говорит о возросшем мастерстве шахтёров и об оснащении лавы новой, более мощной техникой.
А когда зашла речь о людях шахты, то Джакан Жолумбетович, так же, как и его отец, стал с большим уважением называть фамилии работников шахты, участка, с которыми он трудится, с которыми связала его судьба. Он так же, как и отец, говорил, что люди, которые его окружают, незаменимые. Он, как и отец, верит людям, понимает, что человек – это целый духовный мир, что он может многое. И, как я узнал из бесед с работниками "Абайской", они тоже очень уважительно относятся к директору как к человеку слова, долга и чести. И я понял, что славные, благородные традиции рода Мухамеджановых живы.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.