Шахтерское счастье

Без малого полвека проработал на шахтах Карагандинского угольного бассейна, директором по производству угольного департамента АО «Миттал Стил Темиртау» Яков Львович Котляр. За прошедшие годы молодой паренек-лесогон, пришедший на шахту сразу после окончания школы, стал известным в бассейне горным инженером, крупным организатором производства. Он – Почетный шахтер, почетный работник угольной промышленности, полный кавалер знака "Шахтерская слава".

И в день 65-летия Якова Львовича, исполнительный директор угольного департамента Григорий Михайлович Презент тепло поздравил юбиляра. Он сказал, что "Яков Львович Котляр умелый, умный и грамотный руководитель, один из немногих в Карагандинском угольном бассейне, кто бессменно руководил одним предприятием почти два десятка лет. Работа директора шахты во все времена была трудной и ответственной. Мы его знаем не только как толкового инженера, профессионала, но и как порядочного человека". Г.М. Презент пожелал юбиляру крепкого здоровья и дальнейших успехов в работе, вручил ему адрес и в качестве подарка – именные часы.

Сердечно поздравили юбиляра в тот день профсоюзные лидеры, руководители шахт, управлений, друзья и коллеги по работе, пожелали ему крепкого здоровья, семейного благополучия и новых трудовых свершений.

В рассказе Антона Чехова "Счастье" у большого шляха, где трещат кузнечики да лениво посвистывают соловьи среди дремлющих звезд теплой украинской ночи, ведут неторопливую беседу пастухи о том, что в земле много кладов сокрыто, и кто их отыщет, тот счастлив будет. Но нелегко их отыскать и достать из недр земных.
Свое шахтерское счастье хлопец Яша Котляр обрел не на Донецкой земле, о которой писал Чехов, а на земле Карагандинской, за тысячи верст от Украины. А случилось это так. Родился он в прекрасном городе на Днепре - Днепропетровске. И кем бы он стал - один Бог ведает. Да случилась страшная война, которая унесла жизни многих миллионов людей. На второй год войны под Ленинградом смертью храбрых погиб и отец Яши Лев Котляр, а мать Прасковья Григорьевна еще в начале войны, с двумя детьми уехала в Оренбургскую область. Там и получила похоронку на мужа и отца Яши. После войны мать с детьми вернулась домой, в Днепропетровск, но на месте родного дома увидела пепелище. Был у нее в Караганде брат, и мать с детьми решила ехать к брату в неведомую Караганду. Здесь семья поначалу ютилась в общежитии на шахте №18, потом в поселке ЦОФ "Карагандинская", в Майкудуке. Яша с детства мечтал, как и многие его сверстники, о небе, о подвигах, мечтал стать летчиком, авиатором. И будучи школьником, окончил курсы аэроклуба, изучал строение планеров, самолета ПО-2, летал на планере, совершил семь прыжков с парашютом. Но не прошел комиссию по зрению. Пришлось оставить голубую мечту о небе и авиации.

Послевоенные годы – среди самых тяжелых. Выросшему без отца Яше Котляру надеяться было не на кого. И он сразу после окончания школы поступил на шахту №33/34. В шахту не пустили – не было восемнадцати лет. Приняли лесогоном на поверхности. Тогда была такая профессия. Лавы, подготовительные выработки крепились преимущественно деревом. Расход леса был высоким. И на поверхности нужно было загружать "козы", вагоны крепежным материалом необходимых размеров, спускать его в шахту. Когда Якову "стукнуло" восемнадцать, он освоил профессию подземного путевого: ремонтировал пути, делал подрывку почвы, выравнивал уровень дорог. Затем перевелся на шахту №38 крепильщиком по ремонту горных выработок. А еще через год освоил профессию проходчика участка ОКР на шахте №86/87 треста "Сталинуголь". Тогда бытовало мнение: если ты шахтер, то зачем учиться? "Бери больше, кидай дальше", "Сила есть - ума не надо". Но проходчику Якову Котляру хотелось лучше понять, разобраться, что такое шахта с ее запутанными лабиринтами горных выработок, штреков, бремсбергов, квершлагов, сложными системами проветривания, транспортом, многими подземными тайнами. И он поступил на вечернее отделение Карагандинского политехнического института. Нелегко было молодому шахтеру работать в ночную смену и учиться. Сегодня шутит, что почти четыре года вел "ночной" образ жизни. Но одновременная учеба и работа на производстве, постижение теории и проверка ее на практике – это тяжелый, но, пожалуй, наиболее лучший способ формирования полноценного специалиста. По окончании института молодой специалист, горный инженер Яков Котляр перешел на шахту им. Костенко помощником начальника участка подготовительных работ. Шахта им. Костенко в те годы быстро развивалась, наращивая добычу угля, возглавлял ее талантливый инженер и руководитель Н.С. Гульницкий. Казалось бы, наконец, молодой специалист здесь сможет проявить себя. Но у Якова Котляра к тому времени была семья, двое детишек, и не было своего угла, своей квартиры. Ожидать её в очереди было долго. И когда Яков Котляр прочитал объявление, что на новую шахту №5 треста "Абайуголь" требуются специалисты и им будет предоставлена в Шахтинске квартира, то он и его супруга, тоже горный маркшейдер, Тамара Григорьевна подали заявление на трудоустройство на шахту №5. Им сразу же предоставили трехкомнатную квартиру. Сколько было радости!

На шахте №5 треста "Абайуголь" Яков Котляр поначалу работал горным мастером участка №5. Инициативный, грамотный инженер, он быстро перемещался по служебной лестнице. Заместитель начальника участка, начальник участка, заместитель главного инженера по технике безопасности, заместитель директора по производству, главный инженер шахты "Долинская" - таков его трудовой путь за 10 лет. В те годы шахта "Долинская", объединившая смежные шахты - №2 и №5 "Шерубай-Нуринские", все более осваивала маломощные пласты нижней группы Долинской свиты, отработка которых создавала немалые проблемы. И главный инженер Яков Котляр целенаправленно их решал. Число лав сокращалось, нагрузка на лаву из года в год росла.
20 февраля 1978 года произошла трагедия на шахте "Сокурская". Взрыв метановоздушной смеси унес жизни многих шахтеров. Руководителей шахты освободили от занимаемых должностей. С марта 1978 года приказом министра угольной промышленности СССР Б.Ф.Братченко директором шахты был назначен Я.Л. Котляр.
Шахта находилась в состоянии коллапса, добычи угля не было, выработки на протяжении многих километров были, мягко говоря, в дефектном состоянии, оборудование разрушено. Шахтеры рассчитывались. Новый директор с каждым, кто приходил с заявлением на расчет, беседовал, убеждал, чтобы остались.
"Я то согласен, - говорил шахтер, – да вот жена побаивается». Пришлось убеждать и жен, а это было гораздо труднее. Поначалу на шахте его приняли настороженно, да и ему нужно было обладать большой смелостью, уверенностью в себе, чтобы согласиться на такое назначение. Но такова планида горного инженера.
Ему пришлось сутками пропадать в шахте, чтобы постепенно изменить психологию людей, чтобы они поверили в перспективу шахты, что трагедия больше не повторится. Шли месяц за месяцем, год за годом, шахта возвращалась к прежнему трудовому ритму, вышла на прежние объемы добычи угля. Если в 1980-м году годовая добыча составляла 1,16 миллиона тонн, то в 1988-м - уже 1,5 миллиона (уровень 1978 года). За этот период времени среднесуточная нагрузка на лаву выросла в 1,7 раза и составила в 1988 году 1211 тонны, что выше аналогичного показателя по бассейну в 1,36 раза. По этому показателю шахта "Сокурская" вышла на второе место, опередив даже такие шахты, как им.Костенко, "Шахтинская" и др. Недавно в связи с предстоящим юбилеем Я.Л. Котляра в редакцию зашел главный маркшейдер шахты "Саранская" Геннадий Алексеевич Пак. Он принес стихи о юбиляре. Он многие годы проработал на "Сокурской" и хорошо знает Якова Львовича. Вот отрывок из этого стихотворения:

"Справедлив он, строг и честен,
Добрый к людям его нрав.
Я теперь скажу без лести,
В спорах был всегда он прав.
Он энергией кипучей
Зажигал своей всех нас,
Становилась шахта лучше,
Побеждала, и не раз…"




За достигнутые высокие производственные показатели коллектив шахты "Сокурская" был награжден знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ЦК Профсоюза. Вспомним, что шахта "Сокурская" после взрыва начала буквально с нуля, и в достигнутых результатах был немалый труд директора шахты Якова Львовича Котляра, который 18 лет жизни отдал этой шахте.
В начале 90-х годов страна вступила в полосу экономического и политического кризиса. Спрос на уголь упал, бюджетные поступления прекратились, добыча угля на шахтах также сократилась до минимума. Как сохранить коллектив? Эта и многие другие во многом неразрешимые проблемы легли на плечи и директора шахты "Сокурская" Я.Л. Котляра. И в 1996 году он по собственному желанию ушел, как говорится, на заслуженный отдых. Но оказалось, что отдых для него хуже наказания. И он поступил на работу вновь, на этот раз рядовым инженером в отдел техники безопасности шахты им. 50-летия СССР.
15 шахт угольного департамента, в том числе и шахта им. 50-летия СССР были переданы в собственность ОАО "Испат Кармет", и был образован угольный департамент, где Я.Л. Котляру была предложена работа в главном управлении.

В должности заместителя технического директора по капстроительству он занимается строительством шахтных стволов и околоствольных сооружений на шахтах "Казахстанская", им.Ленина, "Шахтинская", строительством вакуум-насосных станций, проведением капитальных горных выработок. В конце 1999 года Я.Л. Котляр назначен директором по производству угольного департамента ОАО "Испат Кармет", ныне АО «Миттал Стил Темиртау».
Наряду с шахтами, он несет ответственность за работу ЦОФ "Восточная", управления "Углестрой" и УСЗ. С 1999 года на шахтах УД начался рост добычи угля, который одновременно сопровождался сокращением количества действующих лав, быстрым ростом нагрузок на них, улучшением технико-экономических показателей. Если в 1999 году на шахтах УД работала 21 лава, то уже в 2003 году осталось 12, нагрузка на лаву за этот же период выросла с 1347 до 3225 тонны, то есть увеличилась в 2,4 раза. По нагрузке на лаву шахты угольного департамента вышли на уровень современных угледобывающих развитых стран. И это в кратчайшие сроки. Всего за 5 лет была проделана большая работа по перепланировке и оптимизации шахтных полей за счет объединения смежных шахт и увеличения длины отрабатываемых столбов более чем в два раза. Это позволило подготавливать выемочные участки со значительно большими запасами угля, вначале до 1,5, а в последующем - до 2,5 миллиона тонн угля. Длина лав выросла до 200-250 метров. Это позволило шахтам работать длительное время без перемонтажа мехкомплексов.

В кооперации с зарубежными фирмами на ремонтных заводах УД было организовано производство нового, более мощного и надежного оборудования для очистных забоев, ленточных конвейеров, монорельсовых дорог с использованием дизелевозов. Весьма удачным было решение постепенно оснастить лавы комбайнами фирмы "Айкхофф", одними из лучших очистных комбайнов в мире. Созданы мощные забойные конвейеры, перегружатели, дробилки. Все то, что сегодня с подачи Г.М.Презента называется "джентельменским набором". И результаты очевидны. Вначале два участка стали "миллионерами", добыли за год одной лавой не менее миллиона тонн угля, на следующий год таких участков стало 5, а еще через год - 8.
Ряд шахт перешли на схему работы "шахта-лава", при которой обеспечивается максимальная концентрация горных работ.
Ремонтные заводы обрели статус машиностроительных. Работа заводов не входит в функции директора по производству Я.Л. Котляра. Но все изменения в угольном департаменте – результат одной стратегии, которая вырабатывалась коллективно под руководством исполнительного директора УД Г.М. Презента. И в этом не малая доля участия директора по производству Я.Л. Котляра, так же, как и бывших и нынешнего технических директоров С.К. Баймухаметова и бывшего К.С.Кашапова ,главного механика К.А. Цимермана.
Достигнутые успехи несомненны. Шахты обрели вторую жизнь, возродились, поверхность не узнать, всюду газоны, деревья, чистота, порядок, административно-бытовые комбинаты сверкают отделкой, - всё сделано для людей, чтобы они лучше себя чувствовали, да и лучше работали.

Угольный департамент – социально-ориентированное предприятие. На его содержании находятся две медсанчасти, поликлиника, санаторий "Жартас", дом отдыха "Шахтер" в горах Каркаралы. И директор по производству Я.Л.Котляр, помимо шахт и обогатительной фабрики, постоянное внимание уделяет этим важным объектам. За последние годы неузнаваемо изменились не только шахты, но и дом отдыха "Шахтер", санаторий "Жартас". В доме отдыха "Шахтер" сделан евроремонт в жилых корпусах, реконструирована столовая, построен спортивно-оздоровительный комплекс с двумя плавательными бассейнами, спортивными залами, саунами, фитнес-баром. Необыкновенно красивым стал его садово-парковый ансамбль. В санатории "Жартас" построен четвертый корпус. Заброшенный корпус цеха по ремонту автопредприятия сказочно превращен в теннисный центр, один из лучших в Казахстане. Построен прекрасный ансамбль фонтанов "Каскад", реконструирована улица им. Тусупа Кузембаева в Майкудуке, построен обелиск Независимости на Юго-Востоке Караганды. Во всех этих стройках и реконструкциях, очень трудоемких и сложных, помимо Углестроя и УСЗ активно принимали участие все шахты и предприятия угольного департамента.

Организация работ, качество, сроки – все это легло на плечи директора по производству, а с 2006 года – директора по капстроительству Якова Львовича Котляра. Многие годы он занимался добычей угля, а теперь он обрел новое качество - познал счастье строителя. Сдача каждого строительного объекта была приурочена к очередному Дню шахтера. И сколько положительных эмоций, радости и гордости за проделанную работу испытывал в эти минуты Яков Львович! Организованный коллективный труд шахтеров может творить чудеса!
.Заслуженным уважением среди коллег – шахтеров угольного департамента пользуется Яков Львович Котляр. Много лет на шахте "Сокурская" проработал с ним Борис Васильевич Сахаров, ныне главный энергетик шахты "Саранская". "Он завоевал доверие коллектива шахты своей демократичностью, простотой, - говорит Борис Васильевич, - к нему можно зайти в любое время. Скоропалительных решений не принимал. Приглашал в кабинет, выслушивал мнение каждого, а потом принимал решение, чаще коллегиальное. Но в последующем строго придерживался этого решения. Это очень грамотный инженер, руководитель".

О его высокой порядочности, уважительном отношении к подчиненным говорили и многие другие.
Ему повезло. Вот уже более 46 лет рядом с ним его верный, самый надежный друг, любимый человек - супруга Тамара Григорьевна. Она тоже горнячка, профессионал, маркшейдер, с более чем двадцатилетним подземным стажем. Она хорошо знает, что такое шахта и с полуслова понимает своего мужа, все тонкости подземных проблем. Все годы их совместной жизни Яков Львович чувствовал ее поддержку. Это ему помогало, и он благодарен ей за всё. Они вырастили двух детей, Елену и Евгения, которые своим трудом подтверждают, что они достойны своих родителей.
Нелегкое шахтерское счастье выпало Якову Львовичу Котляру. В беседе со мной Яков Львович сказал, что когда шахты работают стабильно, хорошо, уголь идет на-гора, - в этом его счастье.
Почти полвека он отдал шахтерскому труду. А это напряженные дни, бессонные ночи, борьба за выполнение и перевыполнение плана, преодоление слепых и коварных сил природы.… Но такова диалектика человеческого счастья - оно легким не бывает. Все вынес, все преодолел.
Исполнилось 65. Но, глядя на его жизнерадостный вид, трудно в это поверить. Он полон сил, энергии, замыслов. Его опыт, высокие профессиональные и человеческие качества востребованы, нужны угольному департаменту.



 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.