Сердце солдата, душа поэта и ум инженера

Природа щедро наградила его многими талантами: инженера-шахтостроителя, организатора производства, учёного, педагога, поэта. И в каждой этой ипостаси он проявил себя значимо и ярко. Как инженер-шахтостроитель знал в совершенстве строительное и горное дело, умело использовал эти знания при возведении шахт и разрезов. Как организатор - успешно возглавлял многотысячные коллективы, строительные тресты и комбинаты. Как учёный разрабатывал новые способы и средства крепления горных выработок, явился автором многих изобретений и рацпредложений. Как педагог, он своими глубокими знаниями предмета, содержательными лекциями неизменно вызывал восхищение и благодарность у студентов. А ещё он был талантливым поэтом, сочинял стихи удивительно легко, и были они мудрые, ёмкие, образные. Где бы он ни был, неизменно удивлял своей эрудицией и высочайшей культурой. Это был человек редкого обаяния, доброты к людям.
К тому же Аркадий Матвеевич Фридлянд – фронтовик, с оружием в руках защищал Родину.


…Памятный день - 22 июня 1941 года. Днепропетровск. Выпускной вечер. К выпускникам средней школы города пришел феноменальный человек, король песни - Исаак Осипович Дунаевский. Он рассказал о себе, о своем творчестве, играл на фортепиано, отвечал на вопросы. Выпускник Аркадий Фридлянд ловил каждое слово гения легкой музыки, хотя и не собирался стать музыкантом. А потом был бал. Помнит Аркадий, как кто-то подошел к Дунаевскому и что-то ему сообщил. И Исаак Дунаевский властным жестом мгновенно остановил игру оркестра. Наступила тишина. И в этой звенящей тишине он вдруг объявил о том, что фашистская Германия вероломно напала на нашу страну. Так пришла война. И уже спустя считанные минуты, когда выпускники вышли на улицу, то услышали гул бомбардировщиков. Бомбы сотнями сыпались на мирный город. Ярко полыхали нефтяные склады. По улицам текла горящая нефть, она стекала в Днепр, и река тоже пылала. В считанные минуты выпускник средней школы оказался в совсем ином мире - войны. Аркадий добровольно записался в ряды Красной Армии, и сразу попал на фронт.
«Бои мы не вели на равных,
Не та была у нас сноровка.
Побед тогда не знали славных,
Ведь на двоих – одна винтовка.
Я был как все, я не был первым,
И просто выполнял приказы.
Но, помнится, в ту пору нервы,
Меня не подвели ни разу» -
вспоминая 1941 год, писал поэт А.М.Фрядлянд. Он лично познал, что значит вступить в поединок с фашистским танком, держа в руках лишь бутылку с зажигательной смесью. В том бою Аркадию повезло – остался живым:
«Погибли трое там, на месте,
Из пятерых вернулись двое.
Печальных много эпизодов,
Они не могут быть забыты…
Прошла неделя, и полвзвода
По спискам числилась в убитых».
В одном из боев рядовой Аркадий Фридлянд был тяжело контужен и находился в состоянии клинической смерти:
«Не раз я уходил совсем,
И нету у меня сомненья,
Что я, на удивленье всем,
Вернулся вновь чрез воскрешенье.
Видал потусторонний мир,
В него спускался по тоннелю,
Легко и плавно, словно плыл,
В удобной, пригнанной купеле».
На поле боя пришла похоронная команда. И один из бойцов, то ли татарин, то ли башкир (А.М. Фридлянд даже называл его фамилию и благодарил), пригляделся к молодому бойцу и ему вдруг показалось, что солдат еще жив, хотя и был без сознания, никаких признаков жизни не подавал. И Аркадия не положили в братскую могилу, а отвезли в госпиталь. Там еще долго сознание не возвращалось к юноше. С полгода пришлось Аркадию валяться на госпитальной койке. И это возвращение в жизнь произвело в нем огромное душевное просветление. Он в полной мере осознал красоту и цену земной жизни, смысл ее, назначение человека на земле:
«Я возвращался к жизни вновь,
На то, наверно, Божья воля.
Страданья, радость и любовь
Моею снова станут долей.
И понял я наверняка,
Меня покинула беспечность.
А я ведь веровал пока,
Что жизнь моя продлится вечность.
Но возразил мне Божий глас,
Что ничего нет без предела.
И может статься каждый час,
Душа отделится от тела».
Этот катарсис преобразил его душу. Он почти полгода проработал художником политотдела запорожских курсов усовершенствования политсостава РККА, затем, после демобилизации, работал трактористом Шамхорской МТС в Азербайджане. В 1945 году вернулся в родной Днепропетровск.
Его молодая душа жаждала великих свершений для людей, их блага. Жизнь повсюду была тяжелой, трудной. Нужно было восстанавливать экономику, возрождать страну. В те годы профессия строителя была самой почетной, самой главной. Страна лежала в руинах. Ей нужны были сотни миллионов тонн угля, металла, цемента. Нужно было построить много шахт. А чтобы пробиться к угольным пластам, необходимо одолеть черные силы подземного царства, земных недр, - горное давление, прорывы воды, выбросы газа; одолеть подземные пожары и прочие сложности и трудности, поджидающие шахтостроителей. Но он решил стать шахтостроителем и без колебаний подал заявление в Днепропетровский горный институт.
Студент Аркадий Фридлянд обладал прекрасной памятью и незаурядной жаждой познания, изучил в совершенстве горные науки и был готов к практической деятельности в качестве шахтостроителя. Его направили по распределению в Карагандинский угольный бассейн. О первых годах своей работы в Караганде А.М.Фридлянд рассказал в своих воспоминаниях «Моя Караганда», опубликованных в «Шахтерской неделе». В Караганде молодого специалиста направили работать в МУНШ, так коротко называлось Майкудукское управление новостроящихся шахт. МУНШ в те годы строил 3 шахты - № 1 «Вертикальная», №35 «Карагандинскую» и № 86/87 (которая в последующие годы будет объединена с шахтой имени Костенко). Горного инженера-шахтостроителя направили на шахту № 1 «Вертикальная» сменным инженером. Истосковавшись по работе, молодой специалист всю смену проводил на строящемся стволе, трудился наравне с проходчиками. Рабочие его признали своим, повысилась дисциплина и темпы проходки.
В то время на соседней шахте № 86/87 завалили устья стволов, и молодого инженера уже через два месяца работы назначили директором этой строящейся шахты. Ему пришлось «расхлебывать кашу» из заваленных стволов. Новый начальник шахты сутками пропадал на стволах, взял всю ответственность на себя, применил новый способ замораживания, ликвидировал прорывы плывунов. Через год А.М.Фридлянда переводят начальником производственно-технического отдела МУНШа, назначают ответственным за сдачу в эксплуатацию шахты-гиганта имени Костенко.
В те годы на строящихся шахтах господствовали отбойный молоток, лопата да конная тяга. И чтобы сдать вовремя шахту, А.М.Фридлянду пришлось бороться за каждую минуту рабочего времени, чтобы не было простоев, особенно в конце смены. Шахту имени Костенко строители сдали в срок. Принимал ее, и весьма придирчиво, Н.С.Гульницкий, будущий Герой Социалистического Труда.
Молодого, способного инженера А.М.Фридлянда, умеющего организовать производство, наладить дисциплину, сплотить коллектив, направляют на работу в новые районы бассейна - Саранский и Шерубай-Нуринский. А работы здесь было - море. И где сроки сдачи шахты были на грани срыва, туда и направляли А.М.Фридлянда. Его назначают главным инженером управления Шерубай-Нуринского района Саранского шахтостроительного управления треста «Долинскшахтострой», а затем - и управляющим. В эти годы были сданы в эксплуатацию многие шахты: №№ 6-7, 4, 5, 1, 2, 9, 12, 13, 14 – "Шерубай-Нуринские", №№120, 121, 122 – "Саранские", №1/2 "Тентекская-Наклонная", №3 "Тентекская". Эти шахты стали вехами, отметинами на жизненном пути горного инженера-шахтостроителя А.М.Фридлянда. На каждой шахте осталась частица его души, сердца, здоровья и жизни.
Аркадий Матвеевич тесно сотрудничал с институтом «Карагандагипрошахт», с научно-исследовательскими институтами, широко использовал достижения науки и техники при строительстве шахт, скоростные способы проходки вертикальных стволов, типовые решения, методы в строительстве зданий и сооружений, поверхностных комплексов. На строящихся шахтах широко использовался железобетон, в особенности железобетонные крепи, которые снижали расход дефицитного металла. Трест «Долинскшахтострой» занимал первое место в министерстве по использованию железобетонных конструкций. За качественную и своевременную сдачу шахт в эксплуатацию, за внедрение прогрессивных методов строительства в годы работы в тресте «Долинскшахтострой» А.М.Фридлянд был награжден орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». Это - высокая оценка его труда, его вклада.
В течение 6 лет, с 1971-го по 1977 год, А.М.Фридлянд работает заместителем начальника комбината «Карагандашахтострой» по производству. За 28 лет он построил и реконструировал в Карагандинском бассейне 20 шахт. Вспоминая свои молодые годы, поэт А.М.Фридлянд написал стихи, посвященные шахтостроителям:
«Мы пришли заснеженной дорогою,
Не известной нам до той поры,
И пласты не тронутые трогая,
Над стволами ставили копры.
Время, измеряя пятилетками,
Не жалели юных сил своих.
А когда породы были крепкими,
Мы всегда бывали крепче их.
И теперь потоком - эшелонами,
Уголь с шахт построенных идет.
Потому что были мы влюбленными
В дело наше. И душа поет».
Никогда Аркадий Матвеевич не добивался себе житейских благ и привилегий. Единственной его привилегией была работа по 10-15 часов в сутки. Когда ему перевалило за 50, жизнь преподнесла ему еще одно испытание, пожалуй, самое трудное. В 1977 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании Экибастузского топливно-энергетического комплекса и строительстве линии электропередачи и постоянного тока напряжением 1500 кВт". Аркадию Матвеевичу было предложено возглавить комбинат «Экибастузшахтострой», строительство угольных разрезов-гигантов, в том числе самого крупного в мире разреза «Богатырь» проектной мощностью 50 миллионов тонн угля в год. Он любил строить и отказаться от такого предложения не мог.
Не только пронизывающими насквозь холодными ветрами, морозами встретила нового управляющего зимняя экибастузская степь, но и острым дефицитом кадров, жилья, оборудования, материалов, крайне сложными условиями жизни.
Помимо строительства разреза «Богатырь», комбинату «Экибастузшахтострой» было передано строительство объектов соцкультбыта, легкой, пищевой и мясомолочной промышленностей. В 1978 году на разрезе «Богатырь» был сдан в эксплуатацию роторный комплекс ЭРШРД-5000, в 1979-м – роторный экскаватор ЭРП-1250. Новая техника осваивалась в сложнейших горно-геологических условиях.
Аркадий Матвеевич с честью выдержал испытания Экибастузом. В срок был сдан разрез «Богатырь», построено много жилья, общественных зданий. Быстрыми темпами велось строительство разреза «Восточный».
В последние годы жизни профессор А.М. Фридлянд работал, читал лекции в политехническом институте, Карагандинском филиале ИПК, будучи директором инженерного центра КазНИМИ, увлеченно занимался наукой. Он всё делал увлеченно.
Аркадий Матвеевич был прекрасным поэтом, но для поэтического творчества у него оставалось слишком мало времени, в основном праздничные дни, командировки, отпуска да бессонные ночи. Для него не существовало понятия «отдых». Отдыхом для него была смена рода деятельности: сочинение стихотворений или рисование пейзажей. И то, и другое он делал легко, непринужденно. Стихи сочинял с удивительной легкостью, даже некоторой артистичностью. Мы не знаем, когда он написал первое свое стихотворение. Возможно, это было еще в детстве. Но первое официальное признание получил после стихотворения о Тарасе Шевченко. По результатам конкурса оно было отмечено жюри.
Фридлянд издал всего одну книгу поэтических произведений - «Вдохновение». Его супруга - Людмила Николаевна - сказала, что у него остались кипы неопубликованного. При его связях он мог бы издать не одну книгу в России, Казахстане, но он не стремился к славе. Его больше увлекал сам творческий процесс, в нем он находил свою радость и утешение. И хорошо понимал, какое ему досталось время:
«Да, я не вечен, как любой иной,
И жить хочу не долго, но достойно.
Чтоб не был я обременен виной
За то, что жил я в бурный век спокойно».
Вся его жизнь – это горение, непрерывная борьба, дела, заботы, решение сложнейших проблем, которые ставила жизнь.
«Хотел я сделать все, что мог,
Но не всегда мне удавалось.
И легких не искал дорог,
На трудных, я не знал усталость».
Это был поэт высокой нравственной чистоты, поэт совестливый, он ни в чем не фальшивил, был искренен в своих чувствах и мыслях. Он писал о любви, о природе, о военных годах. Это был тонкий лирик, поэт щемящей любви, тоски по любимой. Его большая любовь к своей супруге Людмиле Николаевне воспета во многих его произведениях. Она помогала ему жить, бороться, преодолевать трудности, вдохновляла на творчество. И где бы он ни был, куда бы его судьба ни забрасывала, мысленно она была всегда с ним рядом:
«Надежда на счастье -
Это победный с невзгодами бой.
И вдохновенье поэта -
Все это приходит с тобой».
Я слышал нежные, лирические песни на слова Аркадия Фридлянда, написанные карагандинскими композиторами, в исполнении солистов клуба композиторов. Эти песни звучали под сводами Дворца культуры горняков. Есть у него прекрасное стихотворение «Жизнь – это миг», где он дает свое понимание жизни:
«Не только счастье упоенья,
Не только радость и восторг.
Жизнь – это вечное движенье
И вечно неоплатный долг».
Аркадий Матвеевич прожил большую, интересную жизнь, и вся она стала одним прекрасным мгновеньем, вспышкой, озареньем.
«Я трезво на судьбу гляжу,
Все, так как есть, воспринимая.
И всем прожитым дорожу,
Его абсурдность понимая.
Но в памяти друзей навек
Хочу остаться в мире этом.
Как просто добрый человек,
Что изредка бывал поэтом».
Аркадий Матвеевич Фридлянд был награждён орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом "Знак Почёта", медалями, знаком "Шахтёрская слава" I, II и III степеней, грамотами Верховного Совета КазССР.
26 июля 2000 года его сердце перестало биться. Аркадий Матвеевич Фридлянд - замечательный поэт, шахтостроитель - первопроходчик, ученый, педагог, обаятельный человек, влюбленный в жизнь, оставил яркий след на земле карагандинской.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.