Он любил Караганду

Многие карагандинцы помнят его по праздничным демонстрациям, когда колонны людей с красными знамёнами, транспарантами и портретами членов политбюро проходили мимо трибуны а он, среди почётных гостей, с красной гвоздикой на лацкане пиджака, радостно улыбался, приветливо махал рукой. Первый секретарь Карагандинского горкома партии Михаил Михайлович Устиновский. Цветущий мужчина, красавец, высокого роста… Его эффектные внешние данные полностью соответствовали высокой занимаемой должности.


Когда мы, научные работники Карагандинского научно-исследовательского угольного института (КНИУИ) проходили мимо трибуны, то весело и дружно скандировали "Миша, привет!". И он, бывший научный сотрудник КНИУИ, оживленно махал рукой и неизменно через микрофон поздравлял коллектив института с праздником. А мы были довольны, что наш человек, бывший научный сотрудник - первый человек в городе.
Поначалу ничто не обещало ему взлётов. Сельская школа- десятилетка, Карагандинский горный институт, после института горный мастер рядовой шахты №17/48. Но он по своей генетической структуре был пассионарий. И вот первый толчок. Его не устраивала будничная шахтёрская жизнь. Ему предложили работать в науке, и он согласился, перевёлся в Карагандинский научно-исследовательский угольный институт, который возглавлял сверхувлеченный человек, доктор технических наук Г.Е. Иванченко. Здесь молодой научный работник Михаил Устиновский увлеченно занимается совершенствованием технологии выемки угольных пластов, испытанием новых средств крепления очистных забоев. Уже через год его, младшего научного сотрудника, переводят в старшие. Но он всё больше сознаёт, что его стихия – не кабинетные исследования, а живая работа с людьми. И возвращается на шахту №3 им. Кирова треста "Кировуголь". Здесь он менее чем за 2 года преодолел четыре ступени служебной карьеры: помощника и заместителя начальника участка вентиляции, помощника и заместителя главного инженера. В связи с закрытием шахты его переводят на шахту №12 треста "Октябрьуголь", которой он отдал четыре года. Шахта наклонная, ничем не примечательная, отрабатывала пласт А5 Двойной Ашлярикской свиты. Вынимаемая мощность пласта около - 2 м. Здесь тремя лавами добывали около 1300 тонн угля. На этой, сравнительно небольшой, шахте он стал главным инженером. Но уже мечтал о большем, о шахте, где он смог бы раскрыть внутренний творческий потенциал, смело проявить себя, проявить себя как горный инженер. Эффектная внешность, умение излагать мысли, отстаивать свою позицию по тем или иным вопросам – его нельзя было не заметить. И генеральный директор ПО "Карагандауголь" Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР П.М. Трухин увидел в нём талант и руководителя, и инженера, назначил М.М. Устиновского главным инженером, а спустя 3 года – директором шахты "Сокурская". Здесь Михаил Михайлович Устиновский в полной мере проявил себя и как горный инженер, и как умелый организатор производства. Здесь он осуществил подготовку мощного пласта К12 "Верхняя Марианна" – прогрессивным погоризонтным способом, что позволило подготовить запасы на 8-10 лет, отрабатывать участки лавами по падению пласта с более благоприятным расположением забоя и постоянной длиной лавы.
В слоях применил мехкомплексы. На «Сокурской» он впервые в Карагандинском угольном бассейне испытал и внедрил новый механизированный комплекс КМ-130. Мехкрепь М-130, в отличие от используемой крепи М-81, имела более мощные гидростойки, которые по- низу были связаны между собой гидродомкратами. Крепь была смонтирована в монтажной камере с углом наклона до 35 градусов. Были сомнения, что при таком большом угле наклона крепь сможет работать. Но Устиновский смело пошёл на риск и добился успеха, хотя на отдельных участках угол наклона лавы достигал даже 40 градусов. Практически была доказана работоспособность нового мехкомплекса КМ-130 даже в сложных горно-геологических условиях. В последующие десятилетия этот мехкомплекс применялся во многих десятках лав Карагандинского бассейна. Многие лавы - пятисоттысячники были оснащены мехкомплексами КМ-130. А путёвку в жизнь, зелёный свет этому мехкомплексу дал Михаил Михайлович Устиновский. Он завоевал авторитет смелого экспериментатора.
Шахта "Сокурская" стала привлекательной для работников науки, полигоном для испытания новых технологических решений. В те годы к директору Устиновскому приезжал и я, тогда заведующий сектором выемки мощных пластов КНИУИ. В то время большое внимание уделялось полноте извлечения запасов недр, которые, как известно, невозобновимы. И в соответствии с планом мы работали над созданием технологии двухслоевой выемки мощного пласта "Верхняя Марианна" без оставления межслоевой пачки угля. Для достижения этого при выемке верхнего слоя производилась механическая настилка полос металлической сетки, а выемку нижнего слоя производить под этим искусственным перекрытием. И необходимо было произвести локальный эксперимент, не по всей длине лавы, а на участке около 20 метров. Для шахты это были лишние хлопоты. И Михаил Михайлович мог бы легко отказаться от этого эксперимента, сославшись на десяток причин, но он, бывший научный сотрудник, понимал необходимость такого эксперимента, что это где-то неизбежно надо делать. И дал согласие. И такие шахтные испытания с трудом, но были проведены на шахте "Сокурская".
Под руководством М.М. Устиновского шахта "Сокурская" заметно улучшила технико-экономические показатели, существенно выросла производительность труда рабочего очистного забоя, увеличились объёмы проведения подготовительных выработок.
В 1974 году М.М. Устиновского выбрали секретарём Саранского горкома Коммунистической партии. Партия приказала, и коммунист М.М. Устиновский согласился. Сарань - шахтёрский город. Большую градообразующую роль в становлении Сарани играло производственное объединение "Карагандауголь", которому принадлежали все шахты, обогатительные фабрики и жилищно-коммунальное хозяйство, ремонтно-строительное управление и другие предприятия города. И первому секретарю Саранского горкома партии М.М. Устиновскому, как бывшему руководителю одной из крупных шахт города, было легче управлять трудовыми коллективами, активизировать их на решение коммунистического строительства, выполнение и перевыполнение планов, способствовать более быстрому решению социальных проблем города.
Спустя полтора года его избирают первым секретарем Карагандинского горкома Компартии. Десять лет с 1978 по 1988 год он возглавлял город, был его первым лицом, нёс ответственность за всё, что в нём происходило.
Предметом постоянных забот и внимания первого секретаря горкома была угольная промышленность. Шахты Караганды ежегодно добывали 20 миллионов тонн угля.
Первый секретарь горкома М.М. Устиновский большое внимание уделяет дальнейшему развитию социалистического соревнования среди добычных участков и проходческих бригад шахт Караганды. Три года (1979-1981гг.) подряд участок №1/3 под руководством А.Г. Саламатина на шахте "Михайловская" добывал свыше миллиона тонн угля в год. В 1983-1985 годы участок №1 под руководством В.И. Литвинова также добывал свыше миллиона тонн в год. Среднесуточная добыча угля составила свыше 3 тысяч тонн угля, а производительность труда рабочего очистного забоя в месяц составляла 500-730 тонн угля. Высоких результатов достигали проходческие коллективы. Бригада И.И. Фабера (шахта им. Горбачева) ежегодно проходила свыше пяти километров горных выработок.
Хоть он и родился в поселке Карсакпай и окончил Осакаровскую среднюю школу, он всем сердцем полюбил Караганду, интересовался её историей, стремился понять душу этого города, ставшего ему родиной. И когда его избрали первым секретарем Карагандинского горкома партии, он в полной мере осознал всю ответственность, которая на него легла за город, за судьбы людей, в нём живущих.
Он страстно хотел видеть Караганду городом высокой науки, культуры, образцовой чистоты и порядка. Этот его лозунг, призыв до сих пор висит большими буквами над зданием – «гармошкой» у вокзала. И все десять лет неустанно работал, чтобы этот призыв стал реальностью.
Он умел ценить талантливых людей, воздавать должное и людям, и трудовым коллективам за их большой, а порою и подвижнический труд. В 1981 году он в торжественной обстановке вручил ордена Дружбы народов коллективу театра им. К.С. Станиславского, редакциям газет "Орталык Казахстан" и "Индустриальная Караганда", комбинату "Карагандашахтострой", в 1982-м коллективу театра им. С. Сейфуллина, в 1985-м – шахты "Кировская" орден Отечественной войны I степени, в 1986 орден Трудового Красного Знамени коллективу шахты им. Т. Кузембаева.
А 4 апреля 1984 года в Караганду приехал первый секретарь ЦК КП Казахстана Д.А. Кунаев и в торжественной обстановке вручил высокую награду городу Караганде – орден Трудового Красного Знамени. К знамени, которое держал первый секретарь горкома М.М. Устиновский, Д.А. Кунаев прикрепил орден. Это одновременно была высокая оценка и труда горкома, и в частности М.М. Устиновского.
За доблестный труд коллективы ряда шахт города Караганды были награждены переходящими Красными знаменами ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, в том числе шахта им. Костенко в 1979г., им. Кузембаева – в 1978, 1980 годы, "Карагандинская" – в 1983 году.
Сегодня некоторые лукавые журналисты пишут о том времени, что это были годы застоя. Но это, безусловно, не так. Промышленность, наука, и культура Караганды динамично развивались. И в подтверждение тому можно привести немало доводов и примеров. Мощное объединение по производству горношахтного оборудования "Каргормаш" в 1980 году освоило серийное производство мехкрепи нового технического уровня М130. Этой крепью в составе мехкомплекса КМ130 в последующие годы оснащали очистные забои шахт Карагандинского и других бассейнов страны. На его заводе созданы новые участок станков с числовым программным управлением, линия обработки цилиндров, автоматизированная линия хромирования и т.д. Государственный знак качества получили 17 наименований готовой продукции (мехкрепи, гидростойки, перегружатели, кабелеукладчики, оборудование для обогатительных фабрик). Сегодня этот завод-гигант полностью ликвидирован.
В 1984 году был создан в Караганде крупный завод сельскохозяйственного машиностроения. На домостроительном комбинате внедрена конвейерная технология выпуска стеновых панелей и перекрытий, осуществлён переход на строительство новой серии домов повышенной этажности. Мощность домостроительного комбината возросла до 200 тысяч квадратных метров в год. Сегодня домостроительный комбинат ликвидирован. Можно и дальше приводить убедительные примеры, что город Караганда в эти годы динамично развивался.
Бурно велось строительство города: на глазах за десятилетие вырос новый район города - Юго-Восток, а это - новые микрорайоны (28, 29, 30, «Орбита»-1, «Степной»-1) с многоэтажными домами, школами, больницами, поликлиниками, детсадами, кинотеатрами, университетом, педагогическим институтом физического воспитания, с населением в 70 тысяч жителей.
Быстро росли в те годы Новый Майкудук, население которого возросло до 200 тысяч человек; Пришахтинск, с населением 50 тысяч человек. В 1981 году был сдан в эксплуатацию новый аэропорт "Центральный", который принимает самолеты ИЛ-62. В 1983 году принял первых зрителей карагандинский цирк.
Развивались здравоохранение, наука, культура учреждения, спорт. В 7 вузах города по 35 специальностям обучались 34 тысячи студентов. Охраной здоровья занимались свыше 40 больничных, амбулаторно-поликлинических и других медицинских учреждений. В марте 1983 года было создано Центрально-Казахстанское отделение Академии наук КазССР, а в 1985 году президиум АН КазССР уже рассматривал отчёт о деятельности отделения. В 1983 году в Караганде был создан новый Научно-исследовательский институт оргсинтеза и углехимии.
В 1987 году в Караганде был основан Государственный симфонический оркестр областной филармонии, который сегодня он известен и за пределами Казахстана.
У каждого времени – свои недостатки. Были они и в те рассматриваемые нами годы. Но называть их «годами застоя» было бы несправедливо.
У Михаила Михайловича Устиновского с его организаторским талантом, высокой работоспособностью, требовательностью, строгим спросом, безусловно, были большие перспективы роста. Его, молодого общественного деятеля, приметил первый секретарь ЦК КП Казахстана Д.А. Кунаев.
Но случилось непоправимое. В 1978 году М.М. Устиновскому сделали операцию, ампутировали ногу. А это конец карьере. Но он решил не сдаваться. В московской больнице он познакомился с тульским изобретателем Д. Зайцевым, который создал свой оригинальный вариант протеза, не уступающий импортным. И Михаил Михайлович решил полностью посвятить себя идее строительства завода по производству протезов в Караганде. Подобных предприятий нет ни в Казахстане, ни в Средней Азии.
Больше десятка лет он посвятил этому благородному делу – помочь инвалидам. Но даже его высокий авторитет, его связи не помогли ему при жизни увидеть задуманное им детище – Центра по производству современных протезов.
Но мечту отца продолжила его дочь Наталья. И такое предприятие создано, оно помогает людям. Три года назад Михаила Михайловича не стало. Но у него осталось много друзей, которые его любят и помнят. Они поддерживали его дух при жизни, даже хотели создать партию, лидером которой был бы Михаил Михайлович. Это был подлинный лидер.
В начале 80-х годов Михаил Михайлович на ученом совете КНИУИ, членом которого был и автор этих строк, доложил результаты научной работы по проблеме подработки высокогазоносных выбросоопасных пластов.
В горной науке традиционно считалось, что свиту пластов необходимо разрабатывать сверху вниз. Но директор шахты "Сокурская" один из первых в бассейне пошёл на смелый эксперимент - мощный высокогазоносный пласт К12 "Верхняя Марианна" был подработан тоже мощным пластом - "Феликс", который расположен под К12 всего на расстоянии чуть больше двадцати метров. Одни считали, что пласт "Верхняя Марианна" разрушится и загорится. Другие - что разрабатывать его уже будет невозможно. Ответ на многие вопросы могла дать лишь практика, разработка подработанной части пласта. И результаты оказались превосходными. Пласт в значительной степени дегазировался. Очистной забой верхнего слоя, прилегающие выработки испытывали меньшее давление. Нагрузка на лаву возросла, самовозгорание угля не произошло. Обобщение этого эксперимента позволило докладчику М.М. Устиновскому сделать теоретические выводы и практические рекомендации по отработке шахтопластов на других шахтах Карагандинского бассейна.
Присутствующих членов ученого совета поразила не только смелая, прогрессивная идея, достигнутые результаты, но и то, как вдохновенно, эмоционально, увлеченно М.М. Устиновский докладывал. Было видно, что эту идею он выстрадал. Докладчик легко оперировал цифрами, на кривых объяснял выявленные закономерности, аргументированы и точно отвечал на вопросы. Трудно было даже предположить, что докладывал не научный работник, многие годы корпевший над этой проблемой, а первый секретарь горкома партии. Все выступившие члены ученого совета дали восторженный отзыв о работе, отметив, что доложенная работа отвечает всем требованиям, предъявляемым к кандидатским диссертациям. Многие полагали, что это так и случится в ближайшее время. Но, к сожалению, М.М. Устиновский отказался от защиты диссертационной работы, чтобы не дать повода злым языкам утверждать, что первый секретарь горкома использовал служебное положение для приобретения ученой степени. Вот таким он был - бескомпромиссным, высокопорядочным человеком. Таким он и остался в моей памяти - красивый, сильный, увлеченный человек, которому можно верить, который может повести за собой.
Кто-то из великих сказал: "Наша жизнь состоит из любви, и не любить - значит не жить". Большая любовь объединила сердца и души Михаила Михайловича и Веры Павловны, которые стали супругами и вместе прожили многие годы. Они воспитали двоих детей - Сергея и Наталью, которые свято чтят своего отца, человека сильного духом, доброго, высоконравственного.
Он многое успел сделать и для Караганды, и для Карагандинского бассейна, и если бы не жестокая болезнь, он сумел бы сделать гораздо больше. Он был в самом расцвете душевных сил.


 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.