Он вкладывал всю душу

Вот уже около десяти лет не выходит из дома Сарсенбай Бектегенович Бектегенов, бывший заместитель главного механика производственного объединения «Карагандауголь». Жестокая болезнь парализовала его, и потребовались огромные усилия со стороны врачей, супруги Дариги, всей семьи, чтобы здоровье его хоть и медленно, но улучшалось. Сегодня он живет с одной мечтой - выздороветь. Теперь ему все чаще приходится погружаться в воспоминания, в прожитое и пережитое. Перед его глазами проходят многие события, люди, которые наполняли многие годы его жизни.


С благодарностью Сарсенбай Бектегенович вспоминает своего отца Бектегена, участника Великой Отечественной войны, сержанта артиллерии. Призван он был в начале войны, в 1941 году. Прошел пешком до Берлина. Гимнастерка была усыпана боевыми наградами. Вернулся инвалидом, осколки вражеских пуль остались в плече и спине, повреждено левое ухо. Но главное - вернулся в родной дом. Такое редко бывало, чтобы прошел всю войну и остался живым.
Еще до войны он окончил сельхозтехникум, работал агрономом. Помнит Сарсенбай мудрые советы отца Бектегена и заботу матери Файрузы. Как же это можно забыть! Отец часто говорил детям, чтобы они учились, развивали способности, приобретали знания. Тогда их жизнь будет намного интереснее. И после десятилетки Сарсенбай, следуя наказу отца, поехал в Ташкент и поступил в Среднеазиатский политехнический институт на факультет – «Горная электротехника». Он тогда еще не знал, что выбрал одну из самых тяжелейших и беспокойнейших специальностей. В любое время суток, даже среди ночи, механика шахты будит звонок, и он мчится на шахту, чтобы быстрее ликвидировать аварию. А в студенческие годы Сарсенбай Бектегенов радовался жизни, набирался знаний и каждый год на практику ездил в новый район. В первый год на Ангренском разрезе работал на экскаваторе, во второй - на уральской шахте «Гремячинская», где разрабатывали крутонаклонные пласты, затем - в Кривом Роге на Украине. Преддипломную практику он проходил слесарем на участке подготовительных работ на шахте №3-бис в Караганде. По окончании учебы группу механиков среднеазиатского института направили по распределению на работу в Караганду. Среди них был и Сарсенбай Бектегенов.
Вспоминает аксакал тот солнечный, теплый августовский день, когда он вышел из вагона поезда, прибывшего в Караганду из Ташкента. Это было 8 августа 1956 года. И вот уже более полувека он живет в Караганде, ставшей ему второй Родиной. С этого дня он стал карагандинцем. Его направили работать на шахту №7 треста «Кировуголь». Здесь молодого специалиста радушно приняли в свой трудовой коллектив, всячески помогали, советовали, воспитывали.
Вначале он работал механиком на участке внутришахтного транспорта, который состоял из бесконечной откатки по уклонам и электровозной - по штрекам. После того как он овладел секретами мастерства транспортников, его направили на добычной участок №1. Здесь, в лаве по пласту К7 «Замечательный», работали комбайн «Донбасс-1» и скребковый конвейер СКР-11. Кровлю крепили деревянными стойками. При участии Бектегенова их заменили на металлические стойки трения. Здесь он проработал полтора года, затем его назначают помощником главного механика шахты. Теперь он отвечал за надежную работу стационарного оборудования, подъём, вентиляционные и насосные установки. В конце 50-х годов на шахтах стали создавать группы автоматизации горношахтного оборудования. И молодому механику, уже энергетику, поручили создать и возглавить такую группу на объединенной шахте № 6/7. Он из молодых слесарей подобрал такую группу и они занимались автоматизацией водоотлива, дистанционным управлением конвейерных установок и пр. Это была комсомольско-молодежная бригада, полная задора, оптимизма, желания работать. Им было многое по плечу. «Как молоды мы были…» - вспоминает те годы ветеран труда Сарсенбай Бектегенович. Тогда его портрет висел среди лучших комсомольцев города в парке им. 30-летия ВЛКСМ, а он был избран заместителем секретаря комсомольской организации шахты.
Будто чья-то добрая рука все эти годы вела, направляла его от одного участка к другому. Ведь механик должен знать всю шахту, поработать и на добычном участке, и на проходке, и на транспорте, и на поверхности. Он с благодарностью вспоминает главного механика Алексея Семеновича Авилова, посланца Донбасса, замечательного человека, который взял шефство над молодым специалистом и готовил его на свое место. И когда шахту № 6/7 объединили с соседней № 8/9, то С.Б.Бектегенова назначили главным механиком объединенной шахты. Теперь он нес ответственность за все оборудование на шахте, за работу всех ее машин и механизмов в лавах, на проходке, на транспорте и поверхности. В этой беспокойной должности он проработал 13 лет. Удивительное совпадение: 8 августа 1966 года, то есть спустя ровно десять лет после приезда С.Б.Бектегенова в Караганду, во Дворце культуры горняков секретарь обкома партии вручил ему медаль «За трудовое отличие». Значит, не зря прошли десять первых лет работы на карагандинской земле. В последующие годы он также совершил немало добрых дел.
Он помнит, как выводили из шахты последнюю лошадь как символ уходящей до индустриальной эпохи. На шахте осуществлялась модернизация очистного и проходческого оборудования, средств транспорта, улучшались условия труда и быта.
На шахте ещё применялись старые-престарые котлы, которые давали мало тепла, к тому же требовали ручного отопления. С.Б.Бектегенов предложил их заменить паровозными. Он знал, что в КПТУ есть немало списанных паровозов с хорошими, работоспособными котлами. Других котлов не было. Идея простая, но реализовать её было не так просто. Нужно было из паровоза извлечь, вырезать котел, перевезти его по железной дороге, затем бульдозерами на тележке тянуть к месту установки, сломать стену котельной, извлечь старые котлы, затащить и смонтировать новый. Идея была одобрена руководством шахты и комбината. И главный механик С.Б.Бектегенов ее блестяще реализовал. В результате в банях и в помещениях появилась горячая вода. И таких дел на счету главного механика было немало.
Сарсенбай Бектегенович всегда любил технику. И эта любовь выражалась в скрупулезном изучении условий её эксплуатации, вдумчивом, заботливом отношении к ней После сильного мороза на шахтах комбината перемерзли, полопались трубы. Работа угольных предприятий была парализована. А на шахте №8/9, где работал главным механиком С.Б.Бектегенов, ни одна труба не лопнула. На шахту приехал управляющий трестом Федор Кузьмич Алехин. «Почему на других шахтах трубы полопались, а на вашей сохранились?» - спросил он С.Б.Бектегенова. «А это секрет фирмы», - отшутился Сарсенбай. Далее он разъяснил, что, по его наблюдениям, трубы замерзают в ночное время, когда температура снижается максимально. Поэтому в ночное время он запретил качать воду, трубопровод пустой, а вода собирается в нижний водосборник, где температура воды выше нулевой отметки.
Почти 18 лет отдал Сарсенбай Бектегенов одной шахте, проявив себя как замечательный специалист, опытный механик. Его самоотверженный многолетний труд был отмечен орденом Трудового Красного Знамени.
А потом его назначили помощником главного механика ПО «Карагандауголь». В те годы неоправданно много списывалось в металлолом горношахтного оборудования, в том числе и электрооборудования, и ему поручили навести порядок, обеспечить рациональное хранение и ремонт оборудования. Тогда было решено отправлять на ремонт не собранные секции мехкрепей, а только гидростойки и то, что нуждалось в капремонте. На каждой шахте стали сооружать площадки для хранения оборудования. Всеми этими организационными вопросами занимался С.Б.Бектегенов. Работа была крайне необходимая, и он выполнял ее с присущей ему творческой активностью. Он чувствовал себя на своем месте.
Но в то время уже на обе ноги «хромала» шахта «Казахстанская». Молодая, с большой производственной мощностью и потенциалом, она хронически, из месяца в месяц, не выполняла план добычи угля. Было вновь решено сменить руководство. И «кадровая рулетка» указала на Бектегенова. Его назначают директором шахты. Он отказывался. Ему сказали, что в противном случае придется расстаться с партбилетом. Он был вынужден согласиться.
Новый директор стал разбираться: почему плохо работает шахта? Осмотрев лавы, пришел к выводу, что применяемые при отработке маломощных пластов мехкомплексы КМ-87, «Донбасс», КМК-97 не соответствуют горно-геологическим условиям разработки тонких пластов на шахте. На коллегии в Минуглепроме СССР директор «Казахстанской» С.Б.Бектегенов предложил для вывода шахты из прорыва ряд технических мер, в том числе закупку германских мехкомплексов.
Но его предложения так и не были реализованы. Стали принимать иные меры, такие, как перевод шахты на режим работы без выходных, отдых ИТР всего одно воскресенье в месяц, разработали новую систему премии. Но все эти меры были паллиативными и не могли существенно изменить положение дел на шахте. На шахту приезжали работники министерства, даже посетили секретарь ЦК КПСС В.И.Долгих, секретарь обкома и многие другие. А «Казахстанская» по-прежнему «хромала».
Директор С.Б.Бектегенов не раз просил перевести его на другую работу, вернуть на должность механика. И его просьбу, наконец, удовлетворили, назначили заместителем главного механика ПО «Карагандауголь».
Теперь ему пришлось больше заниматься мехкомплексами, их рациональным использованием. В те годы производственное объединение «Карагандауголь» получало много очистного оборудования из Польши. Необходимо было решать вопросы поставки запчастей. С.Б.Бектегенов трижды посетил Польшу, познакомился с заводами-изготовителями мехкрепей «Пиома», «Глиник», конвейеров «Рыбник». Польская техника высокопроизводительно использовалась на шахтах бассейна. И за достигнутые успехи по внедрению польской техники Сарсенбай Бектегенович Бектегенов был награжден Почетным дипломом «За заслуги перед горняками Польши», удостоен Золотого знака ПНР.
Мехкрепь - сложнейшая техника. Порою небольшая деталишка резко снижает ее работоспособность. Взять те же уплотнители,- мелочь, но из-за их низкого качества стойки не обеспечивают необходимый распор, кровля быстрее опускается, происходят опережающие вывалы,- словом, условия работы резко ухудшаются, добыча падает.
И заместителю главного механика С.Б.Бектегенову приходилось разбираться во всем этом, искать причины выхода из строя уплотнителей, своими силами организовать их производство. По предложению механика Бектегенова в конструкции мехкрепей, комбайнов были внесены изменения, повысившие их надёжность.
Почти 3 года проработал Сарсенбай Бектегенович в Индии по контракту, заключенному Внешторгом СССР с правительством Индии. Согласно контракту советские специалисты смонтировали 3 мехкомплекса типа КМ-130, изготовленных на заводах Каргормаша, на шахте «Джанжера» в Западной Бенгалии. С.Б.Бектегенову было поручено возглавить группу монтажников из Караганды. Индийская шахта существенно отличалась от советской, в подготовительных выработках рамного крепления не было, использовались только анкеры, не было никаких средств доставки грузов. Пришлось самим создавать площадки для монтажа секций, средства для спуска их в шахту.
Одновременно с монтажом мехкомплекса приходилось обучать индийских специалистов. Сколько радости было, когда сдавали в эксплуатацию первую лаву! Прибыло руководство Государственной компании «Коал Индия». Индуистский священник помазал красной краской лоб Сарсенбая Бектегеновича, других советских специалистов. Вместо бутылки шампанского о секцию мехкрепи был разбит кокосовый орех.
А потом был монтаж второго и третьего мехкомплексов. С благодарностью вспоминает Сарсенбай Бектегенович своего заместителя Георгия Оленева, механиков Евгения Курца и Алексея Сафиулина, горномонтажников Вячеслава Гринева и Петра Небыкова, электрослесаря Бориса Букина и многих других. Они все вместе совершили подвиг на земле индийской. О его работе в Индии сегодня напоминают десятки фотографий в домашнем альбоме.
Почти 40 лет Сарсенбай Бектегенович Бектегенов трудился в Карагандинском угольном бассейне. Прошел путь от начальника участка до директора шахты, заместителя главного механика производственного объединения «Карагандауголь». И не было из этих 40 лет ни одного легкого. Всегда он к работе относился ответственно, вкладывал в дела всю душу. Рабочий день его не был нормирован. Было нелегко, но ему есть что вспомнить.
Вместе с супругой Даригой, с которой прожил уже более полувека, вырастили четверых детей - дочь и трех сыновей. Все взрослые, у каждого своя жизнь. Дочь Алия - заместитель декана сельскохозяйственной академии в Астане. Старший сын Серик - горный инженер, работал на шахте им. Горбачева, сейчас на шахте им.Костенко. Второй сын, Бекен; окончил Целиноградский инженерно-строительный институт, командир отделения ВГСЧ, младший, Талгат, - один из ведущих работников Казахской республиканской телерадиокомпании.
Дети не забывают родителей, приезжают, приходят в отчий дом, откуда вышли. Весь род Бектегеновых: супруга Дарига, дети, внуки, родственники живут одной мечтой, одной надеждой, чтобы Саке - их любимый муж, отец и дедушка, выздоровел и радовал их своими рассказами о том, как строили большую Караганду, монтировали мехкомплексы в Индии, о замечательных людях - шахтерах, с которыми ему пришлось трудиться многие годы.
Саке с интересом, и даже некоторой жадностью, слушает рассказы сына Серика о высокопроизводительной работе добычного участка на шахте им. Костенко, где в смену добывается более двух тысяч тонн, а за год - свыше миллиона тонн. И в глазах ветерана загораются огоньки радости. То дело, в которое они вкладывали всю душу, продолжают их дети.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.