Яркий след на земле Карагандинской

В Карагандинском угольном бассейне за прошедшие десятилетия трудилось много талантливых инженеров, опытных организаторов производства. Но и среди них заметно выделяется Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии СССР, кандидат технических наук, бывший директор ордена Ленина шахты им. Костенко Николай Сергеевич Гульницкий.

Он 26 лет возглавлял эту, одну из самых крупных, шахту Карагандинского угольного бассейна. За прошедшие годы шахта им. Костенко по технологическому уровню, основным технико-экономическим показателям (нагрузке на лаву, производительности труда рабочего по добыче) прочно заняла одно из ведущих мест в отрасли, стала флагманом Карагандинского угольного бассейна.
Николай Сергеевич Гульницкий приехал в Караганду в сентябре 1949 года, после окончания Днепропетровского горного института и полвека трудовой жизни посвятил Карагандинскому угольному бассейну.
Родился он 22 мая 1922 года в городе Александрия Кировоградской области на Украине. Вот скупые строчки из его автобиографии. «В 1941 году окончил спецшколу ВВС. С апреля 1942-го участвовал в боях в районе хутора Вертячий под Сталинградом. Попал в плен, бежал. Год находился на временно оккупированной территории. После освобождения, в 1943 году, поступил в Днепропетровский горный институт». С марта по сентябрь 1945 года Николай Гульницкий снова служил в армии. Затем вернулся в Днепропетровск, где в горном институте продолжил учёбу по специальности "Разработка пластовых месторождений".
По окончании института по распределению был направлен в Караганду. Продвижение по служебной лестнице молодого горного инженера Николая Гульницкого было динамичным. Начинал помощником начальника участка вентиляции шахты №33/34 треста "Сталинуголь" комбината "Карагандауголь". Спустя несколько месяцев его назначают начальником участка, а затем и помощником главного инженера шахты. Уже через год и 3 месяца его переводят главным инженером шахты №2 им. Горького треста "Сталинуголь". Здесь он проработал полтора года.
В январе 1952 года он был назначен главным инженером шахты им. Костенко, а её начальником - Василий Иванович Майоров. Шахта была сдана в эксплуатацию 28 мая 1952 года. Об этом времени вспоминал шахтостроитель Аркадий Матвеевич Фридлянд: "Немаловажную роль в пусковой период имело назначение на должность главного инженера будущей шахты Николая Сергеевича Гульницкого. Мы с ним были знакомы по институту, который закончили одновременно. В приёмке объектов с главным маркшейдером шахты он был жесток, но справедлив. Не придирался по мелочам, но никаких скидок в принципиальных вопросах не делал. А взаимопонимание помогало. Важность ввода шахты в эксплуатацию была подтверждена посещением её министром угольной промышленности Александром Фёдоровичем Засядько".
На шахте им. Костенко Н.С. Гульницкий проработал три с половиной года. За это время добыча угля на шахте выросла более чем в 5 раз. Но у принципиального главного инженера возникли существенные трения с руководством Октябрьского райкома партии. В результате он был вынужден перейти на шахту №38 треста "Кировуголь", где в первый год работал в должности начальника участка, а затем в течение пяти лет – главным инженером и начальником шахты. За эти годы добыча угля на шахте №38 возросла в 1,8 раза, главным образом за счёт концентрации горных работ, роста нагрузки на лаву.
В 1961 году Н.С. Гульницкого назначают главным инженером треста "Кировуголь". Спустя два года тресты были ликвидированы, и в июле 1963 года Н.С. Гульницкий вернулся на шахту им. Костенко. На этот раз директором, и надолго.
На шахте им. Костенко в 1962 году была введена в эксплуатацию вторая очередь. В 1963 году здесь было добыто 914 тыс. тонн. Шахта в те годы по основным технико-экономическим показателям заметно уступала своим соседям - шахтам "Майкудукская", им. 50-летия СССР, "Михайловская", им. 50-летия Октябрьской революции. Одним словом, шахта им. Костенко того времени оставляла желать лучшего. Выработки – маленького сечения, закрепленные деревом, задавленные горным давлением. На пути угольного потока непрерывные заторы. Н.С. Гульницкий сразу предложил «перечеркнуть начисто старые схемы и начать работать по-новому: сечение выработок увеличить вдвое, закрепить их металлом и железобетоном, поставить на всех участках конвейеры. Открыть углю зелёную улицу от лавы до поверхности шахты. Коротко основные направления его стратегии можно охарактеризовать так: бесперебойный ритм подготовительных работ, механизация и конвейеризация. Н.С.Гульницкий хорошо знал огромные потенциальные возможности шахты им. Костенко. И поставил перед коллективом шахты задачу максимально реализовать эти возможности.
Развитию шахты директор Н.С. Гульницкий всегда уделял самое пристальное внимание, особенно в её начальный период. Он постоянно следил за реализацией "Комплексного проекта освоения и развития Карагандинского бассейна на период 1960-1980 годы", разработанного институтом "Карагандагипрошахт", которым были предусмотрены реконструкция и объединение шахт им. Костенко и №86/87 с соединением промплощадок в один технологический комплекс с обогатительной фабрикой. В 1968 году шахта им. Костенко была объединена с шахтами №86/87 и №31-бис. Объединение шахт, превращение их в качественно новое единое целое – процесс сложный, болезненный. Необходимо объединить не только самостоятельные системы горных выработок, транспорт, вентиляцию, поверхностные комплексы, но и объединить трудовые коллективы общей численностью свыше трёх тысяч трудящихся. И эту долгую, кропотливую работу пришлось выполнить директору Гульницкому. Он создал качественно новый, сплочённый коллектив шахты, способный решать поставленные задачи.
После реконструкции проектная мощность объединённой шахты возросла до 2,7 млн. тонн угля в год с дальнейшим ростом до 3,2 млн. тонн. И в последующие годы он постоянное, самое скрупулезное внимание уделял капитальному строительству на шахте, повышению качества строительства новых горизонтов. Он смотрел вперёд не на год- два, а на пятилетия и десятилетия. И делал всё, чтобы шахта динамично развивалась, из года в год наращивала добычу, улучшала технико-экономические показатели. Это был талантливый стратег угольных горизонтов.
Редактор газеты "Шахтёрская слава" И.Мухамедзянов так писал о Н.С.Гульницком: «Предложения его бывают неожиданными, а порою несбыточными. Но проходит время, и после жарких споров идея захватыватывает всё большее число людей. И совершается невозможное. Так было с мечтой о сплошной конвейеризации шахты, доставке угля конвейерами от лавы до скипового ствола».
Это со стороны предложения Гульницкого казались неожиданными. На самом деле, прежде чем вынести ту или иную идею на обсуждение, директор многократно осмысливал её, изучал положительные и отрицательные стороны, пока не утверждался в её правильности.
С первых дней работы на шахте им. Костенко Н.С. Гульницкий принял курс на повышение концентрации и интенсификации горных работ, а это значит - совершенствование способов подготовки и систем разработки, внедрение новой техники и передовой технологии, средств механизации и автоматизации производственных процессов.
Под непосредственным руководством директора был разработан комплексный план развития шахты. Была проделана большая работа по планированию, раскройке шахтного поля. На первом этапе был осуществлен переход от широкозахватной техники к более производительной - узкозахватной. Широкозахватные комбайны "Донбасс" заменили узкозахватным 2К-52Ш в комплекте с изгибающимся конвейером СП-63. Перешли на прогрессивный способ управления кровлей - полным обрушением, на безорганную посадку кровли без установки обрезной крепи. Для доставки угля в участковых выработках применили скребковые и ленточные конвейеры, а в магистральных – пластинчатые. Для повышения надёжности работы забойного оборудования разработаны и внедрены графики планово-предупредительного ремонта. Для борьбы с метаном применили способы и средства дегазации. И вся эта большая инженерная работа под руководством Н.С. Гульницкого принесла свои плоды. Быстро росла нагрузка на лаву, улучшались показатели работы шахты в целом.
В 50-е и 60-е годы руководители ряда шахт Карагандинского, да и других бассейнов страны стремились «прогреметь» на всю большую страну новыми рекордами добычи угля, проходки горных выработок. Но на тех же шахтах рядом с участками-рекодсменами были отстающие, работающие даже ниже среднего уровня. Характерной чертой директора Гульницкого было стремление добиться успеха не на одном участке, а на всех участках шахты, по всему фронту. Он никогда не стремился к единичным рекордам, он был человек системы. Он создавал систему, которая поднимет всю шахту на качественно новый уровень. И первой системной задачей, поставленной Гульницким, было достижение 1000-тонной суточной нагрузки каждой лавой. В те годы таких лав во всем бассейне было немного. И работать шахте постоянно всеми лавами с тысячетонной нагрузкой было делом рискованным. Но Гульницкий создал систему, способную решить и эту непростую по тем временам задачу. Это позволило коллективу шахты им. Костенко выступить с инициативой - добывать из каждой лавы тысячу тонн угля в сутки. Эту инициативу коллектива шахты им. Костенко Генеральный Секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев охарактеризовал как подлинно коммунистическое отношение к труду. В приветственном письме коллективам шахт им. Костенко, им. 50-летия Октября и «Нагорной» в связи с досрочным завершением ими плановых заданий первых трёх лет десятой пятилетки Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л.И.Брежнев отмечал: «Ваши трудовые достижения – яркий пример конкретного, делового подхода к реализации указаний двадцать пятого съезда КПСС о повышении эффективности общественного производства».
Этот почин костенковцев был подхвачен многими коллективами шахт бассейна и отрасли. Уже в 1970 году шахта им. Костенко первой в отрасли стала предприятием, где все лавы добывали не менее тысячи тонн в сутки. Среднесуточная нагрузка на лаву по шахте в 1970 году составила 1038 тонн, тогда как в 1963 -м, в год прихода Н.С.Гульницкого, была всего 528 тонн. Прогресс значительный. Достижение тысячетонной нагрузки стало важной вехой в развитии угольной промышленности всей страны.
4 января 1971 года коллектив шахты им. Костенко был удостоен высшей награды страны – ордена Ленина. А в 1972 году директор шахты Николай Сергеевич Гульницкий в составе коллектива авторов, работников ПО "Карагандауголь", за разработку и внедрение высокоэффективной технологии добычи угля на базе средств механизации был удостоен высокого звания – лауреата Государственной премии СССР.
Но директор Н.С.Гульницкий перед коллективом шахты уже поставил следующую качественно новую системную задачу – добывать каждой лавой 500 тонн в смену. С таким почином - "За 500-тонную сменную нагрузку" - выступила бригада участка №3 Арнольда Реннера.
Для роста нагрузки на лаву потребовалось дальнейшее техническое совершенствование производства. А это - переход на мехкомплексы, строительство стационарных горных бункеров ёмкостью до 600 кубометров каждый, совершенствование средств крепления и средств механизации работ на концевых участках лавы, подготовка столбов с запасами не менее миллиона тонн. На шахте перешли на групповую подготовку пластов с проведением полевых штреков, погоризонтную отработку пластов с подвиганием очистных забоев по падению пласта.
Три передовых участка под руководством Г.М. Презента, О.Г. Руффа и Т.Ж. Урстенова вышли на более высокий рубеж – стали добывать 500 и более тысяч тонн одной лавой. Так было положено начало соревнованию «тяжеловесов»-пятисоттысячников, которое способствовало более эффективному использованию механизированных комплексов, совершенствованию организации труда на добычных участках. В последующие годы количество участков-пятисоттысячников на шахте им. Костенко возросло до пяти.
Каждый год шахте им. Костенко увеличивали план, и каждый год он перевыполнялся. Если в 1970 году при плане 2,27 млн. тонн было добыто 2,48 млн. тонн, то в 1978 году при плане 3,36 млн. тонн было добыто 3,65 млн. тонн. За 9 лет нагрузка на шахту выросла в 1,5 раза. Среднемесячная производительность труда рабочего по добыче выросла с 74 тонн в 1970 году до 122,1 тонны в 1978 году. Производительность труда возросла в 1,65 раза. В 1979 году за достижение выдающихся результатов в добыче угля Николаю Сергеевичу Гульницкому было присуждено высокое звание Героя Социалистического Труда.
Добыча из лавы пятисот тысяч тонн угля в год становилась производственной нормой. А в 1978 году коллектив участка №5, возглавляемый Г.М. Презентом, добыл одной лавой свыше 800 тысяч тонн угля, но мысль директора шла дальше:. укрупнить участки и добывать по миллиону тонн угля одним участком.
Н.С. Гульницкий многие годы настойчиво и последовательно прокладывал путь к лаве с миллионной годовой добычей. И путь этот был нелёгким. Он видел, что высокой нагрузки на лаву можно достигнуть, лишь используя надежную, высокопроизводительную технику, поэтому смело пошёл на применение польских мехкомплексов "Пиома" и "Глиник", ленточных конвейеров "Гварек". Вместе с рабочими и ИТР скрупулёзно каждый день ходил на занятия, изучал особенности конструкции и эксплуатации польской техники. Глядя на него, училась вся шахта. И это сказалось на результатах. Суточная нагрузка на лаву, оснащенную мехкомплексом "Пиома", уже в первый месяц работы лавы достигла трёх тысяч и более тонн. И за этот короткий срок в лаве, стремясь оценить соответствие польской техники горно-геологическим условиям шахты, много раз побывал директор Гульницкий.
Для транспортировки угля к стволу применили более надёжные и производительные польские ленточные конвейеры. Для выравнивания углепотока, повышения времени работы очистных комбайнов использовали горные бункеры. На участках был хорошо организован планово-предупредительный ремонт горной техники, машины и механизмы были закреплены за конкретными работниками участка.
Использование более мощной и надёжной польской техники позволило добиваться высоких производственных результатов. 9 сентября 1980 года коллектив участка №3, возглавляемый О.Г. Руффом, выдал на-гора за сутки 5120 тонн угля. 2 октября 1986 года бригада А.С. Гаглоева участка №6 за смену выдала 2200 тонн.
Большим препятствием на пути к большой нагрузке на лаву была высокая газоносность пластов. И Н.С. Гульницкий привлёк для решения этой проблемы научных работников КНИУИ, Карагандинского филиала ВостНИИ, Московского горного института, ИГД им. А.А. Скочинского. Лучшие ученые страны получили идеальные условия для поиска, проведения экспериментов. Были опробованы различные способы дегазации пластов и массива горных пород, в том числе путём бурения вертикальных скважин с поверхности.

При Н.С. Гульницком шахта им. Костенко стала подлинным полигоном для испытаний новых технологий, техники. Он смело шёл на эксперименты. Шахта им.Костенко, первая в бассейне, перешла на бесцеликовую отработку мощного пласта К12 "Верхняя Марианна" в два слоя. При этом были дополнительно извлечены сотни тысяч тонн угля, которые ранее безвозвратно терялись в недрах. Работникам всей угольной отрасли страны и за рубежом стал известен опыт одновременной отработки пласта К12 "Верхняя Марианна" смежными спаренными лавами на общие конвейерные выработки верхнего и нижнего слоев. Все 4 лавы обслуживал коллектив участка №3, который возглавлял О.Г. Руфф. Суммарная добыча из 4 лав достигала 7 тысяч тонн угля в сутки. Если на других шахтах от всего нового шарахались, отказывались, то директор шахты им. Костенко заставлял работников технической службы, начальников участков, ИТР постоянно думать, самим искать новые эффективные технические решения. Здесь, впервые в стране, прошли успешные испытания узкозахватного комбайна 1КШ3М с бесцепной системой подачи, механизированного комплекса КМ87МЗ, работающего на напряжении 1180 вольт, первого радиоуправляемого комбайна К-128П с регулируемым тиристорным приводом и многой другой техники, оборудования.
Шахта им. Костенко, благодаря многолетнему целенаправленному труду большого коллектива во главе с директором Н.С.Гульницким, стала высокомеханизированным предприятием по добыче угля, флагманом технического прогресса в Карагандинском бассейне. Редактор широко известного в мире журнала «Уордл коул» (в переводе «Мир угля») Ианн Дорлинг, объездивший многие шахты, горнодобывающие предприятия мира и посетивший шахту им. Костенко, в книге отзывов записал: «Я увидел отличную работу шахтёров и инженерно-технического персонала, достигших великолепных результатов. Посещение лавы участка №2 произвело на меня впечатление, которого я никогда не забуду. Я потрясён. Я полагаю, что мир может многое почерпнуть из советской технологии добычи угля». Это международное признание высоких достижений коллектива шахты им. Костенко и директора Н.С.Гульницкого.
В 1977 году генеральный директор ПО «Карагандауголь» П.М.Трухин, который всегда поддерживал замыслы Н.С.Гульницкого, по возрасту перешел на другую работу. Тогда Н.С.Гульницкому было предложено возглавить производственное объединение, но он отказался, остался верен шахте, где предстояло реализовать ещё немало директорских задумок.
Он постоянно работал над собой, читал научно-технические журналы, книги, ездил в другие бассейны изучать, перенимать технические достижения и призывал других постоянно думать, искать, внедрять. Он всегда был в поиске, охотно и активно участвовал в научно-технических конференциях, семинарах, выступал с докладами. Его авторитет как талантливого горного инженера, организатора производства был высок. И каждое его выступление, которое всегда было предельно конкретным, ёмким и содержательным, на семинарах или совещаниях было событием. В журналах и научных сборниках им были опубликованы десятки научных статей. Он успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук. За выдающийся вклад в разработку и внедрение высокоэффективной технологии добычи угля, концентрации производства на базе применения комплексных средств механизации в Карагандинском бассейне Н.С.Гульницкий в 1972 году был удостоен звания лауреата Государственной премии СССР.
В огромном коллективе Н.С. Гульницкий сумел создать атмосферу высокой дисциплины, организованности, порядка, добивался, независимо от должности сознательного отношения к работе, требовал по-хозяйски относиться к предприятию. Он постоянно говорил: порядок – это дело самих рабочих. И сегодня, спустя многие годы, на шахте имени Костенко, не только на поверхности, но и внизу, будь то околоствольный двор, магистральная или участковая выработка, - всюду виден порядок. Огромное внимание этому уделяли в последующие годы директора Г.М. Презент, К.С. Кашапов, и в настоящее время Д.М. Черепов.
Совсем не случайно при шахте им. Костенко была создана школа директоров шахт и предприятий ПО "Карагандауголь". На встречах с молодыми руководителями Н.С. Гульницкий рассказывал о том, как коллектив шахты достигает высоких трудовых результатов, о своём опыте работы с инженерно-техническими кадрами, с коллективами участков, профсоюзной организацией и пр. Это был кладезь мудрости, подлинный университет управления. Он особое внимание уделял подбору кадров, сумел создать крепкий коллектив, способный решать поставленные задачи, воспитал немало талантливых руководителей, организаторов производства. Это : Г.М. Презент, П.П. Нефедов, Ф.С. Шнайдерман, Ю.А. Алексанов, В.Ф. Андрющенко, К.С. Кашапов, Д.М. Черепов и др.
Он создавал условия для роста людей, поднимал их, пестовал. Вырастил целую плеяду шахтёров, которые своим самоотверженным трудом прославили шахту им. Костенко. Это : Герой Социалистического Труда Ж. Урстенов, лауреаты Государственных премий СССР К. Айтбаев, А. Жанайдаров, прославленные начальники участков О. Шагаров, С. Афанасьев, О. Руфф. В. Литвинов, В. Турикович, В. Шмаков, бригадиры комплексных бригад В. Наумов, А. Торжков, В. Дайлиденок, А. Реннер, А. Корчемный, бригадиры проходческих бригад Г. Круч, А. Алексеев, И. Мустивко, Ю. Маганов, В. Мазур и др.
Он любил общаться с рабочими в забоях, в нарядных, лично знал многих звеньевых, бригадиров, рядовых рабочих. За высокую требовательность, строгость и справедливость, постоянную заботу о рабочем человеке костенковцы за глаза уважительно называли его "папой". Без его участия на шахте практически не решалось ни одно дело. Он всей душой был предан шахте, своим трудом, поведением, проявлял любовь к предприятию. И такое же отношение, которое можно назвать костенковским патриотизмом, он стремился привить и другим работникам. Он был убеждён, что без трудовых традиций нет коллектива, в традициях, как в зеркале, отражается нравственная зрелость коллектива.
На шахте был создан прекрасный музей истории предприятия, один из лучших не только в Караганде, но и в Казахстане. Здесь, на многочисленных стендах молодые работники шахты могут познакомиться с богатейшей историей шахты с первых его дней, познакомиться с достижениями, увидеть фотографии лучших работников – гордость и слава шахты. Здесь постоянно работал Совет наставников из лучших рабочих, бригадиров, начальников участков. На шахте дважды в год, в торжественной обстановке производили посвящение новичков в рабочий класс. Ежегодно проводились конкурсы на звания "Лучший по профессии", "Лучший молодой горняк", "Лучший бригадир", "Лучший горный мастер".
Н.С. Гульницкий стремился сплотить коллектив для достижения высоких трудовых результатов, сделать шахту лучшим предприятием в бассейне и отрасли. Коллектив, объединённый высокой целью, считал директор, помогает человеку сформироваться, стать личностью. Здесь создавали условия, чтобы человек мог учиться, расти профессионально. Инициативы людей он не сдерживал. Скорее наоборот, всячески поощрял. Работники шахты ежегодно подавали сотни рацпредложений, и многие из них внедрялись с высоким экономическим эффектом.
Инженерно-технические работники раз в месяц традиционно собираются на техучёбу, на которой рассматриваются и обсуждаются новинки техники, рекомендуются к внедрению.
При подборе кадров Н.С. Гульницкий особое внимание уделял умению руководителя работать с людьми, создавать в коллективе творческий настрой, здоровый морально-психологический климат. Умелыми организаторами и воспитателями проявили себя Г.М. Презент, К.С. Кашапов, О.Г. Руфф, В.И. Литвинов, В.И. Шмаков и многие другие. Про Гульницкого говорили, что у него каждый начальник участка - это потенциальный директор или, на худой конец, главный инженер.
В бригадах поддерживалось чувство коллективизма, товарищества, чем и отличались бригадиры Ю. Маганов, В.С. Корчемный и др.
Н.С. Гульницкий шахту нежно называл "нашей кормилицей". Он делал всё, чтобы шахта была для каждого вторым домом, чтобы каждый работник здесь чувствовал заботу о себе. Он постоянно стремился улучшить условия труда.
Однажды на профсоюзной конференции Н.С. Гульницкий обратился к своему заместителю по хозяйственным вопросам С.И.Хану с предложением, чтобы шахтёры при каждом спуске в шахту получали чистое бельё. Тот был растерян. "Откуда ж мы его возьмём?" – удивленно спросил он. « А мы с тобой для чего?» – ответил директор.
Прошло немного времени, и после реконструкции прачечной шахтёры стали получать чистое бельё.
Как-то молодёжь шахты в беседе с Н.С. Гульницким пожаловалась, что негде заниматься спортом. И у директора тут же появилась идея превратить старую котельную в спорткомплекс. И, как говорится, дело загудело. Начали с молодёжных субботников, к которым примкнули все работники шахты. Так на шахте появился свой спорткомплекс с залами для баскетбола, настольного тенниса, тренажерной комнатой, душевой и пр. Дом спорта стал самым людным местом. Здесь проходят спортивные соревнования как внутришахтные, так и межшахтные. Сюда приходят - и тренироваться, и состязаться, и «поболеть». А затем директор вынес на обсуждение коллектива идею превратить старую, заброшенную котельную в современный плавательный бассейн. И директора поддержали. Вместе со всеми Николай Сергеевич на равных трудился на стройке, которая оказалась очень не простой. Но все трудности преодолели, и в День шахтёра 1984 года состоялось торжественное открытие плавательного бассейна, одного из лучших в Караганде и Казахстане. На митинге Н.С. Гульницкий разрезал алую ленточку при входе в бассейн. Вот уже более двадцати лет бассейн радует многих шахтёров, здесь же еженедельно в группе здоровья плавают многие ветераны труда шахты.
Ему нравились красивые идеи. Такой была идея выращивания шампиньонов в шахтных условиях. И Гульницкий претворил её в жизнь. Сотни килограммов шампиньонов поступали в столовую шахты. Свежие грибы по низким ценам регулярно покупали костенковцы. Особенно директору пришлась по душе красивая идея о горячем питании шахтёров в подземных условиях. В этой идее была забота о рабочем человеке, его здоровье и настроении. Прошло короткое время, и идея стала реальностью. Около 900 шахтёров получали «горячий тормозок» на рабочем месте - в очистных и подготовительных забоях.
Николай Сергеевич много внимания уделял развитию спорта на шахте, заложил хорошие спортивные традиции, которые продолжаются и сегодня. Коллектив спортсменов шахты им. Костенко многие годы занимает первое место в соревнованиях на первенство среди трудовых коллективов шахт ПО «Карагандауголь», а сегодня угольного департамента АО "Миттал Стил Темиртау".
Н.С.Гульницкий мечтал о том времени, когда все добычные участки шахты станут «миллионерами», будут добывать миллион тонн угля в год одной лавой. Это по тем временам был мировой уровень. И коллектив шахты им. Костенко был близок к этой цели. Здесь отдельными лавами добывали до 800 тысяч тонн в год, а участками с двумя лавами -1миллион и более тонн. Он мечтал о том, чтобы каждый шахтёр имел свой дом, машину, жил в достатке. Но экономическая жизнь в стране с каждым годом ухудшалась, страна вступала в кризисный период.
Наступили иные, более тяжёлые времена. Появились трудности со сбытом угля, выплатой зарплаты. Начались забастовки. Но в этот период костенковцы больше всех добывали угля, были самыми дисциплинированными. В это смутное время они не утратили своей высокой организованности.
Когда забастовочный комитет объявил о свободных выборах нового директора, то Николай Сергеевич Гульницкий не стал выдвигать своей кандидатуры. "Пора дать дорогу молодым" – решил он. Коллектив шахты проголосовал за Г.М. Презента, работавшего главным инженером.
Спустя 4 года, а точнее 1 мая 1994 года, оборвалась жизнь талантливого руководителя, Героя Социалистического Труда, лауреата Государственной премии СССР Николая Сергеевича Гульницкого. Непредсказуема человеческая жизнь. Не мог он даже в дурном сне представить, что так всё закончится, что он будет похоронен не в Украине, не в Караганде, а в далёкой Германии.
49 лучших лет своей жизни он отдал Карагандинскому бассейну. За эти годы вырос, подобно чуду, прекрасный город Караганда с проспектами, многоэтажными домами, дворцами, театрами, университетами, оригинальной архитектурой и планировкой, с зелёными парками и скверами. И всё это благодаря углю, этим чёрным кусочкам, хранящим в себе тепло и энергию солнца. Достойную лепту в становление Караганды внёс и коллектив шахты им. Костенко. За годы, что Н.С. Гульницкий руководил шахтой, ею было добыто около ста миллионов тонн угля. Коллектив шахты им. Костенко и сегодня продолжает успешно трудиться, оставаясь, как и в прежние времена, флагманом Карагандинского угольного бассейна.
Шахтёры-костенковцы помнят добрые деяния этого мудрого, скромного человека. Чем дальше уходит время, тем всё более значимым предстаёт образ этого замечательного Человека-труженика, талантливого горного инженера, внёсшего значительный вклад в технический прогресс и развитие угольного производства – Николая Сергеевича Гульницкого.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.