Он достиг вершин горной науки

7 ноября 1972 года в Караганду по радио и телевидению прилетела долгожданная весть – группе горняков Карагандинского угольного бассейна присуждена Государственная премия СССР. Это была огромная победа. Впервые за вековую историю бассейна коллектив производственников и ученых Караганды удостоен столь высокой награды! Это была оценка их большого совместного труда по развитию научно-технического прогресса на шахтах бассейна. Здесь были внедрены прогрессивные системы разработки мощных пологих пластов, технология их выемки мехкомплексами с подвиганием очистных забоев по падению пласта, производилась конвейерная доставка угля по горизонтальным и наклонным выработкам до ствола шахты. Все это позволило повысить концентрацию горных работ, значительно улучшить технико-экономические показатели. По нагрузке на лаву, производительности труда рабочего по добыче угля Карагандинский бассейн был впереди других бассейнов страны. Лауреатами стали П.М.Трухин, Ш.Т.Токмагамбетов - начальник и главный инженер комбината "Карагандауголь", П.К.Матонин - начальник технического управления комбината, руководители шахт: Н.А.Дрижд, Н.С.Гульницкий, Х.Г-А. Хальфин. Всего 13 человек. Среди награжденных был и Юрий Людвигович Худин – директор института КНИУИ. У каждого из них был свой нелегкий путь к вершине. Не простым был и путь горного инженера Худина.


В 1944 году, сразу после школы, он поступил на горный факультет Донецкого индустриального института. Выбор горняцкой профессии связан с тем, что отец его, Людвиг Михайлович, работал на шахтах Краснодона простым рабочим. Однажды при встрече Юрий Людвигович рассказал мне о своем отце, хорвате по национальности, который был образованным человеком, учителем немецкого языка. В годы первой мировой войны он попал в плен, работал на шахтах Донбасса под Краснодоном. Женился на русской девушке Полине. Вырастили троих детей. В 1937 году отца незаконно обвинили, арестовали, осудили на десять лет и отправили на каторгу в Норильск. Сын Юрий не мог смириться с несправедливостью: писал письма на имя Сталина, ездил в Москву… Отца освободили лишь после войны, определили на постоянное место жительства в Тюмень.
После окончания института в 1949 году горный инженер Юрий Худин был по распределению направлен в Караганду, где в те годы было крайне плохо с дипломированными кадрами. Принимал его на работу главный инженер треста "Кировуголь" Петр Кузьмич Матонин. Молодого специалиста назначили на шахту №6- "Новая", где отрабатывали самый верхний пласт Карагандинской свиты К18 "Новый". Назначили его помощником главного инженера, но уже через два месяца, приглядевшись к нему, утвердили главным. Шахта небольшая, в сутки добывали 400 тонн. Работали на 6-м горизонте. Доставку угля на-гора производили бесконечной откаткой. Выработки были в крайне запущенном, дефектном состоянии. И главный инженер начал с наведения элементарного порядка, восстановления горных выработок. Спустя три года Юрия Худина перевели главным инженером уже на более крупную шахту №8/9 им. Горбачева треста "Кировуголь". Суточная добыча на этой шахте составляла 800-900 тонн. Здесь главный инженер. Худин заменил бесконечную откатку угля ленточным конвейером. Спустя два года его назначили главным инженером на шахту №107/108 треста "Сараньуголь". Шахта новая, плановая суточная добыча угля - свыше 2 тысяч тонн в сутки. Шахта работала плохо, рабочих рук не хватало; жилья нет, людям негде жить, транспорт по доставке людей на шахту работал скверно. Откаточный штрек зажат, погиб машинист электровоза, сняли директора. Пришлось проходить обходную выработку по породе. Ю.Л.Худина вызвали в Москву, в Минуглепром СССР. Заслушали. Выделили средства на строительство домов для работников шахты. При шахте срочно построили домик для ИТР. Назначили нового директора - Проскурина С. Приезжал замминистра угольной промышленности. Приняли дополнительные меры. Шахта заработала, стала выполнять план. Четыре года проработал Юрий Людвигович на шахте №107/108. Добыча угля каждый год не намного, но росла.
Ю.Л. Худин получил новое назначение начальником шахты №106 треста "Сараньуголь". Почти три года он проработал в этой должности. И здесь он сумел поднять годовую добычу на 100 тысяч тонн угля. Его назначают главным инженером треста "Сараньуголь", а через год - и управляющим нового треста "Абайуголь".
В чем секрет его успеха? Он не только превосходно знал шахту, технику, но главное – умел работать с людьми: выслушать их, понять и помочь, и люди тянулись к нему. Он умел создавать вокруг себя обстановку деловитости, интереса к работе, творчества. Своим доверительным, но строгим отношением к людям он вносил в коллектив спокойное, организующее начало, и люди раскрывались с лучшей стороны.
В 1963 году его назначают на высокую должность заместителя председателя Карагандинского совнархоза. Это, по административной иерархии, второе хозяйственное лицо в области. Высока и ответственность. В те годы Карагандинский регион стремительно развивался. Ведущей отраслью оставалась угольная промышленность. Продолжалось строительство Казахстанской Магнитки. Развивались химическая промышленность, машиностроение, электроэнергетика, стройиндустрия, легкая и пищевая промышленность. Велось крупное жилищное строительство. Работы было много. И заместителю председателя совнархоза приходилось не только управлять этим сложным хозяйством, но и многому самому учиться. Возникла крупная и сложная проблема выемки запасов угля под Новым городом и застроенными территориями. В Караганде опыта закладки выработанного пространства не было. И Ю.Л.Худин вместе с группой специалистов дважды посетил Польшу, где накоплен большой опыт гидрозакладки выработанного пространства. Одновременно он изучил их опыт механизации работ на поверхности шахты, чтобы использовать на шахтах Караганды.
В 1964 году совнархозы были ликвидированы. В Караганде было создано Управление угольной промышленности КазССР, и Ю.Л. Худин был назначен заместителем начальника управления. А в 1968-м произошел взрыв метана на шахте "Михайловская". Погибли люди. Как технический руководитель, Ю.Л.Худин был наказан – снят с должности. Куда идти работать? В то время оказалось вакантным место директора Карагандинского научно-исследовательского угольного института (КНИУИ). Прежний директор, доктор технических наук профессор Г.Е.Иванченко, был выбран профессором одного из московских вузов. Он был прекрасный специалист по автоматизации управления горным оборудованием, очень увлекающийся учёный, но насущные технологические вопросы по совершенствованию систем разработок и механизации очистных и подготовительных работ в бассейне решались недостаточно эффективно. После собеседования с первым секретарем обкома КПСС В.К.Акулинцевым Ю.Л. Худина назначили исполняющим обязанности директора Карагандинского научно-исследовательского угольного института (КНИУИ). Выбор был сделан исключительно удачно. Ю.Л. Худин глубоко понимал проблемы шахт Карагандинского бассейна, знал "узкие места" производства и с первых дней сделал все, чтобы улучшить связи лабораторий, отделов КНИУИ с производством. А здесь работали довольно сильные творческие коллективы. Лабораторию технологии выемки угольных пластов возглавил Н.Н.Хардин, в прошлом начальник шахты, начальник техуправления комбината "Карагандауголь", заместитель начальника Управления Карагандинского округа Госгостехнадзора КазССР; лабораторию механизированных крепей – кандидат технических наук, известный в стране ученый в своей области Ю.А. Семенов; лабораторию очистных комбайнов – кандидат технических наук В.Н. Брилинг, сын известного в СССР ученого; лабораторию безлюдной выемки – кандидат технических наук В.Ф. Самусев; отдел испытаний и внедрения новой техники – кандидат технических наук М.Р. Рахимбеков, в прошлом начальник шахт №№31, 37, управляющий трестом "Абайуголь"; лабораторию автоматизации производственных процессов – кандидат технических наук В.В. Парфенов; отдел экономических исследований – А.С. Шумкина, старший работник Карагандинского бассейна, кавалер ордена Ленина. А всего в институте было 24 лаборатории и завод экспериментального оборудования. У директора были сильные, грамотные заместители – Майжан Мукушевич Мукушев, ставший в 1972 году вместе с Ю.Л. Худиным лауреатом Государственной премии СССР, и Ольгерд Васильевич Ким, бывший директор шахты №70, начальник Техуправления угольной промышленности КазССР. В конце 60-х и первой половине 70-х годов Ю.Л.Худиным и его заместителями была проделана большая работа по совершенствованию структуры института, приближению его к нуждам производства, снижению распыления средств на мелкие, малозначительные темы.
Повысилась отдача института. В те годы сотрудниками КНИУИ были разработаны и внедрены технологические схемы выемки угольных пластов с применением мехкомплексов без оставления целиков угля, погоризонтная подготовка и отработка пластов с увеличением высоты этажа до 800-1000м. На шахтах успешно использовались способы разупрочнения труднообрушаемых кровель при выемке пластов мехкомплексами. На шахте им.50-летия Октябрьской революции осваивалась технология выемки пласта под застроенными территориями с гидравлической закладкой выработанного пространства. На шахте №14 "Шерубай-Нуринская" испытывался опытный образец комбайна "Карагандинец-У". Совместно с институтом Гипроуглегормаш были созданы пластинчатые изгибающиеся конвейеры, породопроходческий комбайн, оснащенный дисковыми шарошками. Можно еще долго перечислять разработки, созданные сотрудниками КНИУИ в те годы. С приходом Ю.Л.Худина институт будто обрел второе дыхание. Значительно увеличились объемы научно-исследовательских работ по головной тематике – совершенствованию технологии и средств механизации выемки мощных пологих пластов. При участии КНИУИ созданы и внедрены в производство очистные комбайны 1ГШ-68 и КШ-3М.

Впервые в мировой практике разработан для очистного комбайна механизм подачи с тиристорным электроприводом постоянного тока. Сократились и сроки от идеи до опытного экспериментального образца нового оборудования. Ю.Л. Худин укрепил материальную базу института, создал несколько экспериментальных участков. Был изменен статус института: вместо бассейнового он стал Всесоюзным научно-исследовательским и проектно-конструкторским угольным институтом. Институт обновился, были построены замечательный актовый зал, столовая. Коридоры, кабинеты, лестничные площадки необычно сверкали свежей краской, чистотой, радовали глаз и душу научных сотрудников. Для них была создана база отдыха на Топарском водохранилище. Качественно изменилась и тематика института. Он стал головным по проблеме разработки мощных пологих пластов. В Караганде под председательством Ю.Л. Худина не раз проводились всесоюзные совещания по проблеме разработки мощных пластов. Обменяться передовым опытом в КНИУИ приезжали представители различных бассейнов, регионов, институтов, стран. Впервые в Казахстане и в отрасли здесь была применена новая система материального стимулирования научных работников. И это дало свои результаты. Возросла отдача производству. 
Высокая оценка деятельности института была дана в постановлении ЦК Компартии Казахстана "Об опыте Всесоюзного карагандинского научно-исследовательского и проектно-конструкторского института (КНИУИ) по повышению эффективности работы на основе внедрения совершенных форм организации и оплаты труда". В 1973 году в Караганде, в КНИУИ был проведен семинар-совещание руководителей и секретарей парторганизаций НИИ. В нём приняли участие учёные Алма-Аты, Москвы, Ленинграда, Харькова, Кемерово, Чимкента, Караганды, Ворошиловграда и других городов страны. Опыт КНИУИ стали изучать и использовать институты разных отраслей Казахстана. Это был успех коллектива ученых КНИУИ и его директора Юрия Людвиговича Худина. Он поднял авторитет КНИУИ и вместе с институтом рос в творческом плане сам: защитил кандидатскую диссертацию, на выходе была и докторская.
И неудивительно, что ему предложили должность заместителя директора по научной работе Института горного дела им. А.А.Скочинского. Что такое ИГД им. А.А.Скочинского? Это крупнейший научно-исследовательский центр в области фундаментальных исследований технологии и техники добычи угля открытым и подземным способами. Институт имел крупные отделения по открытому способу добычи угля, технологии проведения подготовительных выработок и комплексной механизации очистных работ, проблемам разрушения угля и горных пород, рудничной аэрологии и борьбе с внезапными выбросами ,горной механике, нетрадиционным способам добычи, электрификации, экономике и другим горнотехническим проблемам. В институте работали 2500 высококвалифицированных специалистов, среди них 450 кандидатов наук, 50 докторов наук, 5 членов-корреспондентов АН СССР. Это был Голиаф горной науки, равному которому не было ни в США, ни в Великобритании, во всём мире. Это была могучая интеллектуальная сила, определяющая развитие технического прогресса в угольной промышленности. И возглавить такую научную организацию – большая честь и ответственность. И Юрий Людвигович Худин делал все, чтобы оправдать оказанное ему доверие.
Каждый день его жизни был предельно уплотнен, насыщен деловыми встречами, поездками, совещаниями, работой с коллективами отделений и лабораторий. 7 лет он проработал заместителем директора, исполнял обязанности директора, а с 1993 года официально возглавил институт. Он всегда помнил, что эту должность занимали в свое время корифеи горной науки, академики А.А.Скочинский, Н.В.Мельников, член-корреспондент АН СССР А.В. Докукин. За годы работы в ИГД им. А.А. Скочинского Ю.Л. Худин вырос как крупный ученый, организатор горной науки. Под его руководством и при непосредственном участии были разработаны технические решения по совершенствованию способов вскрытия и подготовки шахтных полей, технологии очистных и подготовительных работ, по предотвращению внезапных выбросов угля и газа. Он мечтал вывести шахтеров из очистных забоев, многие годы был научным руководителем по проблеме создания техники и технологии выемки пластов без постоянного присутствия людей в забоях. Под его научным руководством был создан первый в СССР автоматизированный механизированный комплекс, велись работы по созданию технологии и средств механизации безлюдной выемки. Но для решения этой проблемы потребовался более высокий уровень машиностроения.
Он участвует в разработке "Основных направлений развития угольной промышленности СССР на 1986-1990 годы и до 2000 года". При его непосредственном участии были подготовлены и изданы монографии по ряду горных проблем. В 1993 году его избирают академиком Академии горных наук РФ и академиком Российской академии естественных наук по проблеме разработки угольных месторождений. Его, лауреата Государственной премии СССР, доктора технических наук, профессора, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР ,по достоинству избрали Почетным гражданином города Люберцы, где расположен ИГД им. А.А. Скочинского. И все же Юрий Людвигович продолжает считать себя карагандинцем. И это справедливо. Карагандинскому бассейну он отдал 27 лет своей жизни. Здесь он вырос как крупный организатор производства, ученый. Он всегда помнит об этом. И когда кто-либо из карагандинцев приезжал в ИГД им. А.А. Скочинского, то непременно заходил к Юрию Людвиговичу, а тот расспрашивал его о жизни, о событиях в Караганде, людях бассейна. И я тоже, будучи в командировке, не раз бывал в его кабинете. Нам, карагандинцам, сотрудники Института горного дела говорили: "Он вас любит". Он по-прежнему продолжает любить Караганду и карагандинцев, постоянно интересуется её судьбой и достижениями. Юрий Людвигович знает, что и многие карагандинцы любят его, помнят его высокую человечность, доброе отношение к людям, испытывают чувство гордости за нашего земляка, достигшего сияющих вершин горной науки.
Несмотря на высокую напряженность ритма его жизни, он всегда с людьми спокоен, выдержан, уверенный и внимательный. Он умел корректно, мудро вести совещания, на которых порою разыгрывались шекспировские страсти. И он уважительно, тактично относился к сторонникам противоположных взглядов, убедительно сближая их мнения в поисках оптимального, конструктивного решения. Для этого нужно обладать не только глубокими профессиональными знаниями, но и быть тонким психологом, педагогом. Таким мудрым руководителем и был Юрий Людвигович Худин.
За почти полувековую деятельность Юрий Людвигович был награжден различными орденами и медалями, он – полный кавалер знака "Шахтерская слава". Но главной наградой всегда были уважение и любовь коллег по работе, сослуживцев.
Сегодня Юрий Людвигович на заслуженном отдыхе. Но покой ему только снится. Он – член президиума Центрального правления Научно-технического горного общества, председатель Московского городского правления НТГО, активно участвует в творческой деятельности академий - АЕН и АГН РФ.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.