Маршал угольной отрасли

Карагандинский угольный бассейн своими несметными богатствами притянул к себе многих ярких, талантливых людей. И в первом ряду имя выдающегося организатора горного производства, бывшего министра угольной промышленности СССР, Почетного Президента Академии горных наук Российской Федерации, Героя Социалистического Труда, кавалера четырех орденов Ленина, орденов Октябрьской Революции и Трудового Красного Знамени, золотого знака «Горняк России», знака "Шахтерская слава" трёх степеней, многих медалей, Почетного работника угольной промышленности Бориса Фёдоровича Братченко.

Б.Ф. БратченкоЕго трудовая деятельность многие десятилетия была тесно связана с Карагандинским угольным бассейном и Казахстаном. В разные годы, работая главным инженером комбината "Карагандауголь", председателем Карагандинского Совнархоза, заместителем председателя Совета Министров и председателем Госплана, он внес значительный вклад в развитие угольной промышленности Казахстана, Карагандинского и Экибастузского угольных бассейнов. 20 лет он возглавлял угольную отрасль СССР, отдавая все силы, энергию и знания её развитию.
1942 год. Шла жестокая, кровопролитная война. Нарком угольной промышленности В.В. Вахрушев приехал в трест "Ростовуголь"- Задача одна - увеличить добычу. В конце 1941 года шахты треста были затоплены, теперь шли восстановительные работы. Начальник шахты им. "Комсомольской правды" Б.Ф.Братченко пообещал наркому к 23 февраля восстановить вторую лаву и добыть тысячу тонн угля в сутки. Тогда эта цифра была очень внушительной. Мешало то, что вентштрек этой лавы был задавлен, и по этой причине горнотехническая инспекция не разрешила ее сдачу.
- А если я пролезу по вентштреку и выйду на уклон, разрешите работать лаве? - спросил начальник шахты. " Разрешим", – ответил инспектор.
И Борис Братченко полез - сначала согнувшись в три погибели, затем на четвереньках, а выработка все сжималась. Начальник шахты упорно лез вперёд, уже по-пластунски. Дышать было тяжело. Наступил миг, когда он почувствовал, что вперед уже не сможет пролезть, а назад вылезти было уже почти невозможно. Казалось, еще несколько движений, и он будет навсегда раздавлен этой толщей пород. Начальник шахты начал сантиметр за сантиметром пятиться назад. Наконец, появилась возможность развернуться. И во время разворота он неосторожным движением опрокинул бензиновую лампу, она погасла. В кромешном мраке, двигаясь по сантиметру, возвращался Борис Братченко к исходному месту, к лаве, откуда начинал свой путь. Инспектору заявил, пролезть не смог, но лаву все равно сдаст в эксплуатацию. Он выполнил обещание, данное наркому, и 23 февраля шахта добыла тысячу тонн угля. За досрочное восстановление шахты и высокую добычу Б.Ф.Братченко получил поздравительную телеграмму за подписью Сталина. Так был отмечен вклад Бориса Фёдоровича Братченко в победу над врагом. И таких эпизодов, когда требовалось предельное напряжение всех сил, в жизни бывшего министра угольной промышленности СССР было немало. Собственно, вся его жизнь прожита на пределе душевных сил. Многие годы и десятилетия его рабочий день начинался в шесть утра и заканчивался ночью. А сколько дел вмещал в себя каждый прожитый день?! Причем дел крупных, государственных, касающихся судеб многих тысяч людей. К этому обязывала его высокая должность министра угольной промышленности, в которой трудилось около 2 миллионов человек.
После окончания Московского горного института его по распределению направили на Урал в Кизеловский бассейн. Поработав несколько месяцев в отделе нормирования, молодой инженер потребовал, чтобы его направили на добычной участок. Просьбу его удовлетворили: он был назначен помощником начальника участка №2 шахты "Капитальная", вблизи поселка Половинка. Шахта имела один участок, и добывали 300-400 тонн в сутки. Уже через 3 месяца его назначили начальником участка. Здесь он проработал год, а затем переехал в родные края, в Ростовскую область, где трудился в горнотехнической инспекции треста "Шахтантрацит".
Кто знает, как бы сложилась судьба этого человека, если бы не война? В техническом отделе треста он работал инженером по рационализации и изобретательству, а затем - помощником главного инженера шахты им. Октябрьской революции, главным инженером шахты им. Фрунзе и начальником шахты им. "Комсомольской правды".
22 июня в 6 часов утра раздался стук в дверь. Пришёл рассыльный из военкомата, принёс повестку. Но главного инженера не призвали, бронь. Началось тяжелое, тревожное время. Многих призвали на фронт. На шахту пришли женщины. С юмором вспоминает Борис Фёдорович, как ловили диверсанта, а поймали обыкновенного мужика, перематывающего портянки. Шахтеров привлекали к строительству оборонных укреплений, они помогали копать противотанковые рвы, окопы, строить пулеметные гнезда. Также вспоминает, как отряд горняков шахты с ним во главе был направлен на строительство оборонительных сооружений в Мелитополь и едва не оказался в плену. Спасла бдительность и расторопность Бориса Фёдоровича. Когда вернулись в Шахты, то в тресте удивились - их уже считали пропавшими. По возвращении Б.Ф.Братченко назначили директором шахты им. "Комсомольской правды", которую он восстановил, сделал одной из передовых. И как было тяжело взрывать ему эту шахту! Тот день он вспоминает как один из самых тяжелых в своей жизни. У шахты собралось много народа, женщин с детьми. Плач, стон. Но что делать - поступил приказ: "Взорвать". А потом был долгий переезд через Среднюю Азию в Кузбасс. Отсюда нарком В.В. Вахрушев и отозвал его в Наркомат угольной промышленности, где он возглавил отдел по Уралу и Сибири. Тогда он впервые и познакомился с Карагандой и Карагандинским угольным бассейном.
Если одни упорно стремились в центр, в Москву, в высшие эшелоны власти, в Министерство, то Бориса Фёдоровича всегда привлекала шахта, производство. Работая в Наркомате угольной промышленности, он упорно настаивал: "Либо - на шахту, если нет, то- на фронт". На него смотрели недоуменно. Чего он хочет, этот молодой человек? А он в столь тяжелейшее время хотел быть там, где труднее всего.
Когда Ростовская область была освобождена, он, уже ответственный работник Совета Министров, настоял, чтобы его направили на восстановление шахт. Это значило : откачать воду, восстановить стволы, выработки, копры, поверхностные комплексы, стационарное оборудование, подъездные пути, построить заново котельную, компрессорную, подстанции и многое другое. Шахта им. "Комсомольской правды" одной из первых вышла на довоенный уровень добычи угля. Б.Ф.Братченко был награжден медалью "За восстановление шахт Донбасса".

С 1945 года Б.Ф.Братченко работает главным инженером треста "Шахтантрацит", занимается вопросами совершенствования технологии и средств механизации добычи угля. Он всегда был неравнодушен к новой технике, технологии, достижениям науки и умел на всех этапах развития отрасли находить главные магистральные направления, все его усилия были направлены на ускоренное развитие этих направлений.
В послевоенные годы угольные комбайны были ещё в стадии совершенствования, и основное внимание уделялось широкому внедрению тяжелых врубмашин. Он внёс достойный вклад в это направление развития техники и технологии. В 1949 году коллективу авторов, в том числе и Б.Ф.Братченко, была присуждена Государственная премия СССР в области науки и техники.
В том же году его отозвали в Министерство угольной промышленности СССР и направили главным инженером комбината "Карагандауголь".
- У меня от Караганды осталось самое хорошее впечатление, - вспоминал Борис Фёдорович. - Я посетил шахты и увидел, какое богатство таится в их недрах. В Донбассе, Ростовской области уже метровый пласт считался хорошим, хлебным. Там я видел, как шахтеры разрабатывали пласт толщиной в тридцать восемь сантиметров. Даже пролезть по такой лаве трудно, но в ней надо было работать, грузить уголь, зачищать, крепить. А в Караганде даже метровый пласт считался уже никудышным, бросовым. А "Верхняя Марианна" имеет мощность свыше 8 метров. Ну, не богатство ли это?
- Я был на шахте №1 – «Наклонная» - продолжает Борис Фёдорович Братченко, - которая разрабатывала пласт К18 "Новый". Уголь шёл в коксовые батареи без обогащения, давал качественный кокс и поэтому был остродефицитным. К18 имел небольшую вынимаемую мощность - до 1,4м, пологое залегание. К тому времени в Донбассе был создан хороший широкозахватный комбайн. Он так и назывался - "Донбасс", как раз для такой вынимаемой мощности. Я позвонил Министру угольной промышленности Александру Федоровичу Засядько и попросил его прислать комбайн "Донбасс" в Караганду. Уже спустя 2 недели 5 комбайнов прибыли. Первые испытания показали их высокую работоспособность. Нагрузка на лаву и производительность труда возросли. И мы стали широко внедрять эти комбайны на шахтах бассейна".
Если в 1950 году здесь работали 5 комбайнов, то в 1957 году - уже 115. Б.Ф.Братченко, как главный инженер комбината "Карагандауголь", а с 1953 года как заместитель министра угольной промышленности СССР, многое сделал для увеличения добычи угля, способствовал модернизации этих комбайнов с целью увеличения вынимаемой мощности пласта. С применением комбайнов серии "Донбасс" в Караганде были установлены 7 мировых и всесоюзных рекордов. Весь мир узнал о шахтерах Караганды - замечательных тружениках! Всего около 4 лет прораблтал Б.Ф. Братченко в Караганде, но и за эти годы было сделано так много полезного, рационального, эффективного. Добыча угля каждый год возрастала не меньше чем на миллион тонн. Б.Ф.Братченко активно способствовал разработке "Комплексного проекта развития и освоения Карагандинского угольного бассейна на период 1950-1970 годы".
Работая заместителем министра угольной промышленности СССР, он много внимания уделяет Карагандинскому угольному бассейну, всячески способствует ускорению темпов его развития.
А летом 1959 года, во время отдыха на Кавказе в санатории "Красные камни", Б.Ф.Братченко вызвали в ЦК КПСС и направили вновь в Караганду, на этот раз председателем Совнархоза. Причиной тому послужили известные события в Темиртау, на строительстве металлургического комбината. Он много времени уделял строительству Карагандинского металлургического комбината. Для него, как и для многих карагандинцев, были большими праздниками дни сдачи в эксплуатацию первой домны, выдачи первого казахстанского чугуна в 1960 году, а в декабре - первого кокса. В этот раз были учтены ошибки недавнего прошлого, много внимания уделялось социальным вопросам, строительству жилья. Быстро велось строительство шахт в новых районах Карагандинского бассейна. Была введена в строй шахта нового типа №1/2 "Тентекская-Вертикальная", ныне шахта "Казахстанская", руководителем проекта которой был Б.Ф.Братченко.
В 1961 году его вызвал в Алма-Ату первый секретарь ЦК Казахстана Д.А.Кунаев и предложил возглавить Госплан КазССР. Одновременно он выполнял функции заместителя председателя Совета Министров КазССР. И на этом посту Б.Ф.Братченко много занимался вопросами планирования угольной отрасли Казахстана, в особенности Экибастузского месторождения. Он бывал на крупных открытых разрезах ГДР, видел роторную технологию добычи и предложил пересмотреть проект строительства разреза №5/6 с доведением проектной мощности до 50 млн. тонн в год. Эта идея была одобрена Д.А. Кунаевым, министерствами угольной промышленности и энергетики СССР. Разрезов такой мощности не было в мире.
В 1965 году Б.Ф.Братченко был назначен министром угольной промышленности СССР. Четыре пятилетки возглавлял Борис Федорович угольную отрасль. Принимаемые им решения касались судеб многих тысяч людей, он каждодневным трудом оправдывал оказанное ему доверие - управлять отраслью.
Известно, что ветры времени переменчивы. История угольной отрасли СССР не помнит подобного случая - столь длительного срока управления министерством одним лицом. Каким нужно было обладать организаторским талантом, чтобы управлять тяжелейшей отраслью столь длительное время?
За этот период добыча угля в стране выросла на 140 миллионов тонн, причем ее рост был достигнут за счет развития более производительного, открытого, способа добычи угля. Экибастуз он называел своим детищем. Он не раз приезжал сюда и с восторгом смотрел на вскрытые угольные пласты, на несметные запасы, открытые солнцу, и использовал всю силу данной ему власти, чтобы ускорить развитие этого уникального бассейна. Даже название разреза- "Богатырь"- было предложено Б.Ф.Братченко и одобрено Д.А.Кунаевым. Немало стараний потребовалось министру Б.Ф.Братченко, чтобы вдохнуть жизнь и в проект строительства разреза в Восточной Сибири. Трижды он докладывал проект на заседаниях Политбюро ЦК КПСС. Лишь на третий раз он был одобрен и принят. Должное внимание министр уделял развитию подземного способа добычи, которое осуществлялось за счет строительства крупных шахт. Были сданы в эксплуатацию такие шахты, как "Распадская", проектной мощностью 6 млн. тонн угля в год, "Воргашорская" - в Печорском бассейне (4,5 млн. тонн), "Тентекская"- в Карагандинском (2,8 млн. тонн) и др. Осуществлялась перестройка горного хозяйства за счет модернизации и укрупнения действующих шахт, закрытия мелких, неэкономичных. Под руководством Б.Ф.Братченко в угольной отрасли была создана своя мощная машиностроительная база, реконструированы более десяти мощных заводов угольного машиностроения, построены новые цеха и оснащены современным оборудованием. Это позволило быстрее осуществлять модернизацию горношахтного оборудования, широко внедрять достижения науки и техники. Была реализована огромная программа технического перевооружения угольной промышленности на основе комплексной механизации и автоматизации технологических процессов. Б.Ф.Братченко поддерживал горную науку, активно сотрудничал с ведущими учеными и институтами отрасли, помогал и направлял их усилия на решение актуальных вопросов и проблем.
Борис Федорович - неутомимый труженик. Он автор многих монографий, брошюр, статей, один из авторов трехтомного труда "Разработка угольных месторождений Казахстана", созданного совместно с учеными в 60-е годы. Результатами его поездок в США, Германию, Великобританию, Францию стали книги с подробным описанием состояния дел угольной отрасли в этих странах. Он обладал поистине энциклопедическими знаниями по многочисленным проблемам горных наук в области разработки угольных месторождений. Он был консультантом авторов Большой Советской Энциклопедии по разделу "Горное дело".
Б.Ф.Братченко выполнял большую общественную работу: был депутатом Верховного Совета СССР 6-го созывов, членом ЦК КПСС, членом ЦК профсоюза угольщиков, руководителем постоянной комиссии СЭВ по угольной промышленности, председателем Совета ветеранов войны и труда «Шахтёр», инициатором создания Российской академии горных наук и её почетным председателем.
И даже в преклонные годы неизменно продолжал трудиться, являясь заместителем главного редактора журнала "Уголь".
О себе говорит: "Я – человек угольный. Всю свою жизнь посвятил углю". Он прожил большую, интересную жизнь, насыщенную поисками, трудами, свершениями. Он знаком со многими выдающимися людьми, государственными и общественными деятелями. Такие люди, как Братченко, украшают этот мир своим талантом, работоспособностью, высокой культурой. Десятки лет власти не изменили его. Он обаятельный человек, высокопорядочный, корректный, не допускающий какой-либо несправедливости, грубости в отношении с людьми. О таких людях нужно писать повести и романы.

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: