Огнеборец

У Шукшина есть рассказ о том, как один сельчанин обвинил своего соседа в том, что тот поджег ему баньку. Сосед категорически отрицал все обвинения. Спор дошел до судебного разбирательства. К концу рассказа выяснилось, что баня загорелась из-за самовозгорания навоза. Оказывается, при определенных условиях в навозе происходят окислительные процессы с выделением тепла. Это, в конечном итоге, и привело его к разогреву и самовозгоранию.
Угли тоже возгораются. Об этом знали еще в 18 веке. По данным английской статистики, ежегодно многие суда, перевозившие уголь морем, тонули из-за самовозгорания угля. Возникали пожары и на угольных складах.
Проблема самовозгорания угля всегда была актуальной и на шахтах Карагандинского угольного бассейна. За прошедшие десятилетия здесь произошло более сотни эндогенных пожаров, то есть пожаров, возникших в результате самовозгорания угля. Чаще всего подобное происходило в результате обрушения угольных пачек, оставленных в выработанном пространстве. В результате утечек воздуха через выработанное пространство лав происходит окисление угля, его разогрев и самовозгорание.
Эндогенные пожары создают опасность для шахтеров, так как в результате пожаров образуются ядовитые и удушливые газы, которые разносятся струей воздуха по выработкам.
На высокогазоносных шахтах эндогенные пожары могут стать причиной взрыва метана и угольной пыли, привести к гибели людей и огромному экономическому ущербу.
Вот уже 40 лет этой нелегкой проблемой - профилактикой и тушением эндогенных пожаров - занимается кандидат технических наук Владимир Александрович Александров.

На процесс самовозгорания влияют различные природные и технологические факторы, которые необходимо учитывать. Он удивляется: как мог отважиться встать на эту тяжкую научную стезю?
Он родился и вырос в Караганде. Отец, Александр Васильевич Александров, окончил Томский горный техникум. В Караганде - с 1931 года, вначале трудился в геологоразведочной партии, затем маркшейдером и главным маркшейдером шахты. После войны работал помощником и главным инженером шахты. И совсем не случайно, что сын выбрал шахтерскую профессию.
Сразу после школы он пошел работать на шахту №26 в мехцех слесарем-монтажником. А через год поступил в Карагандинский горный институт, тогда еще совсем молодой вуз, сделал всего второй набор студентов. Быстро пролетели студенческие годы. Молодой горный инженер был направлен на шахту №3 им. Кирова треста "Кировуголь", где работал горным мастером вентиляции, затем заместителем начальника вентиляции. Шахта им. Кирова в то время была самой глубокой и находилась в состоянии затухания, добыча с каждым годом снижалась. Спустя 3 года Владимир Александрович перевелся на новую шахту - №13 "Шерубай-Нуринская", поступил помощником начальника добычного участка. Ни прошло и года, как его назначают начальником, а вскоре помощником главного инженера по технике безопасности. Он тесно сотрудничает с работниками Карагандинского научно-исследовательского угольного института (КНИУИ). И ему предложили перейти в институт заведующим сектором в лабораторию профилактики эндогенных пожаров. В те годы работать в науке было престижно. И Владимир Александрович согласился.
Здесь он узнал, что проблемой химической активности угля занимались крупные ученые, такие, как германский химик Юстус Либих, в России и СССР - академик А.А. Скочинский, профессор В.С.Веселовский, доктор химических наук Г.Л. Стадников и другие. И все же молодой научный работник не испугался авторитетов и путем экспериментов, лабораторных и шахтных исследований сумел сказать свое слово, внести свою лепту в науку. Он сумел впервые разделить процесс самовозгорания угля на три стадии: раннюю, среднюю и активную. Особенно его интересовала ранняя стадия, предшествующая самовозгоранию угля. Он провел представительные исследования на ряде шахт с отбором проб воздуха из шпуров, пробуренных в угольный целик, с последующим их химанализом, а также температурные замеры в целике и выработанном пространстве.
Им были выявлены количественные и качественные характеристики процесса самонагревания на этой стадии. Он доказал, что эндогенные пожары, возможно, улавливать на самой ранней стадии их развития. Был разработан метод контроля за начальными признаками самонагревания угля, который внедрен на шахтах бассейна.
Многие годы В.А.Александров тесно сотрудничал с доктором геолого-минералогических наук Г.Н. Крикуновым. После его отъезда в Россию Владимир Александрович возглавил лабораторию.
Особое внимание он уделил изучению пожароопасности выработанного пространства действующих и ранее отработанных участков, где высока вероятность возникновения эндогенных пожаров. В этом направлении весьма содержательными и плодотворными были исследования, проведенные совместно с доктором технических наук профессором Карагандинского политехнического института Е.О. Глузбергом.
В 1968 году 8 лабораторий КНИУИ по приказу министра угольной промышленности СССР были переданы вновь образованному Карагандинскому отделению Восточного научно-исследовательского института безопасности труда в угольной промышленности (КО ВостНИИ), ныне КазНИИБГП.
В 1971 году В.А.Александров в Карагандинском политехническом институте успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему: "Исследования процессов самонагревания и самовозгорания углей и разработка способа обнаружения эндогенных пожаров на ранней стадии".
На шахтах Карагандинского бассейна допускались большие потери угля в оставляемых между столбами целиках. А это - безвозвратные потери десятков миллионов тонн коксующегося угля, который является дефицитным сырьем.
КНИУИ совместно с КО ВостНИИ были разработаны и внедрены на шахтах технологические схемы бесцеликовой выемки пожароопасных пластов. Активное участие в этой крупной работе вместе со своим коллективом принимал КО ВостНИИ, в том числе и лаборатория В.А.Александрова. Крупным практическим достижением стал перевод шахт бассейна на бесцеликовую выемку мощного пласта "Верхняя Марианна", который отрабатывался в три и в два слоя. Угли этого пласта в Карагандинском угольном бассейне наиболее опасные по склонности к самовозгоранию.
Известно, что Карагандинский угольный бассейн - один из самых высокогазоносных в мире. И с углублением горных работ газовыделения в горные выработки резко возрастают. Кардинальным направлением, позволяющим увеличить нагрузку на лаву в таких условиях, стал переход на технологию выемки с прямоточным проветриванием и подсвежением исходящей из лавы струи воздуха, но при этой технологии одна из выработок поддерживается на границе с выработанным пространством. И необходимо осуществлять усиленный температурно-газовый контроль выработанного пространства.
Кроме того, необходимо производить изоляцию выработанного пространства каждого выемочного участка. Благодаря контролю за температурно-газовым режимом, выполнению мероприятий по изоляции выработанного пространства, возведению перемычек с их заиливанием, обработке обрушенных пачек угля гелеобразующими составами и антипирогенами технологические схемы выемки с прямоточным проветриванием были широко внедрены при отработке пожароопасных пластов на шахтах Карагандинского бассейна, что позволило улучшить технико-экономические показатели работы добычных участков, а главное, повысить безопасность ведения горных работ.
Многие годы на шахтах Средней Азии, в комбинате "Средазуголь" в Ташкенте Владимира Александровича Александрова принимали как самого дорогого гостя, как кунака. А причина состояла в том, что бурые пласты на шахтах Средней Азии сильно склонны к самовозгоранию, инкубационный период составляет менее месяца. И Средняя Азия по количеству подземных пожаров была на первом месте в СССР. Он хорошо знает и Ангренский разрез и шахты Шураба, Ленгера, Тогуза, Кызыл-Кия и др. Многие поездки, десятки рекомендаций, заключений по подавлению самонагревания угля, внедрение разработанной В.А. Александровым системы контроля за выработанным пространством с помощью температурных датчиков и воздухоотборных шлангов позволили резко сократить количество пожаров на шахтах Средней Азии.
Еще одно важное направление деятельности лаборатории, возглавляемой В.А. Александровым, – это профилактика эндогенных пожаров при открытом способе добычи. Своими исследованиями В.А.Александров охватил все основные бассейны и месторождения Республики Казахстан, угольные разрезы Экибастуза, Борлы, Шубарколя, Майкубеня и др. Здесь вместе с породой в отвалы выбрасывается немало угля, который возгорается. Огромные угольные склады также являются потенциальным источником самовозгорания. Практика показывает, что нуждаются в профилактической обработке и угольные уступы. Так что и на разрезах немало дел у Владимира Александровича Александрова. И он и его коллектив оказывают постоянно техническую помощь разрезам "Богатырь" и "Восточный", Майкубеньскому и другим.
Работа научного работника, связанная с техникой безопасности, - хлопотная. В любой момент дня и даже ночи мог позвонить генеральный или технический директор или раздаться звонок из Средней Азии с просьбой срочно выехать на ту или иную шахту, где возник пожар или появились признаки самовозгорания. И он срочно ехал на шахту, спускался в лаву, делал отборы проб, давал рекомендации. Были случаи, когда в шахту приходилось идти уже в респираторе. Ведь В.А. Александров по роду службы дает также рекомендации по тушению возникших эндогенных пожаров, а это тоже целая наука.
Владимир Александрович считает, что родился "в рубашке". И не без основания. 21 февраля 1978 года он должен был спуститься в шахту "Сокурская", чтобы на выемочном участке при отработке мощного пласта К12 "Верхняя Марианна" взять пробы воздуха. Но машина, на которой должен был добраться до шахты, что-то забарахлила, и он задержался. А когда приехал, то узнал, что только что произошла страшная трагедия – мощный взрыв метано-воздушной смеси унес жизни многих шахтеров.
Коллектив лаборатории, а теперь отдела, под руководством В.А.Александрова многое сделал для профилактического заиливания выработанных пространств. Это тоже целая наука - способы приготовления и подачи пульпы, её консистенция, параметры заиливания, изоляция и дренаж заиливаемых участков.
Отдельным направлением борьбы с самовозгоранием угля были разработанные способы обработки угля антипирогенами.
А сколько с участием опытного огнеборца Владимира Александровича Александрова было ликвидировано подземных пожаров! Но это были уже хирургические методы борьбы с возникшими пожарами. А ученый В.А. Александров считает себя больше не хирургом, а терапевтом. Он должен выявить болезнь, то есть потенциальный очаг самовозгорания угля, на самой ранней стадии и принять меры для его ликвидации. Чем он и занимается свыше 40 лет. И этот многолетний труд заслуживает самой высокой оценки, потому что направлен на спасение шахтерских жизней. А что может быть дороже этого?
Двадцать лет Владимир Александрович Александров проработал заведующим лабораторией, а в 1994 году его назначили заведующим отделом. Теперь, помимо проблемы профилактики эндогенных пожаров, он отвечает за безопасность при взрывных работах, за пылеподавление в горных выработках.
Надо страстно любить науку, чтобы в тяжелейших условиях рыночной экономики остаться ей верным, продолжать научные исследования. И коллектив КазНИИБГП сумел быть востребованным. Это заслуга опытного руководителя, директора института Байбулата Адбрахмановича Абдрахманова, ведущих работников института, в том числе заведующего отделом, заместителя директора В.А. Александрова.
Результаты его многолетних трудов - в более чем двадцати нормативных документах, 3 монографиях, десятках научных статей, изобретений. Только в журналах "Уголь" и "Безопасность труда в промышленности" было опубликовано с участием В.А. Александрова более 20 статей. Это говорит о большой актуальности проводимых им исследований и значимости полученных научных результатов.
Его труд отмечен медалью "Ветеран труда", серебряной и бронзовой медалями ВДНХ СССР. Он - полный кавалер знака "Шахтерская слава". Ученого Владимира Александровича Александрова знают специалисты во всех странах СНГ.
А друзья и знакомые знают его как заядлого рыбака и дачника. Даже в бураны и мороз он готов ехать за сотню километров, чтобы вкусить радость подлёдного лова. И в этом деле нет ему равных. Он обладает особым чутьем находить, где кучкуется подо льдом рыба, и неизменно добивается успеха. А на даче вместе с супругой Ниной Петровной он выращивает каждый год хороший урожай томатов, огурцов, картофеля.
И еще он любит посидеть у костра, послушать рыбацкие или охотничьи байки, да и ему есть что вспомнить и рассказать.
Он посвятил свою жизнь горной науке, продолжает ей преданно служить. Ему уже за семьдесят, но он полон энергии, все так же напряженно трудится, как и прежде, - жизнелюб, общественник, заводила. Он любит жизнь, природу, у него прекрасная семья, два сына - Сергей и Григорий, много друзей. Это духовно богатый человек.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.