Творец и прораб технического прогресса

23 января 2006 года исполнилось 95 лет старейшему работнику Карагандинского угольного бассейна, лауреату Государственной премии СССР, заслуженному изобретателю и рационализатору КазССР, Почетному гражданину города Караганды, кандидату технических наук, полному кавалеру знака "Шахтерская слава", персональному пенсионеру Республики Казахстан, бывшему главному инженеру треста "Кировуголь", а затем комбината "Карагандауголь", начальнику Технического управления угольной промышленности Казахстана, директору Казахского филиала ВНИМИ Петру Кузьмичу Матонину.


П.К. МатонинВ январе 1938 года молодой человек с чемоданом, полным книг, сошел с поезда на станции Караганда – Пассажирская. После окончания Свердловского горного института он был направлен работать старшим маркшейдером на шахту № 2 им. Горького треста "Карагандауголь".
Горных инженеров в угольной Караганде в те довоенные годы можно было перечесть на пальцах, и приезду молодого специалиста были рады. Тогда Петр Матонин с грустью глядел на одноэтажные глинобитные, приземистые домики Караганды, без деревьев и кустарников, на бескрайную степь и думал, что отработает положенный срок и вернется на цветущий южный Урал с горами, лесами и голубыми озерами. Он тогда еще не знал, что приехал сюда навсегда.
Ему выпала тяжелейшая судьба. Родился он в большой крестьянской семье. За годы революции, гражданской войны деревня пережила и "красный и белый террор". Благодаря огромному трудолюбию в годы НЭПа семья Матониных поднялась, их крестьянское хозяйство окрепло. Но следом пришла коллективизация, и в одну из холодных январских ночей семью Матониных выгнали из родного дома, посадили на подводы с наспех взятыми кое-какими пожитками и повезли неизвестно куда. Как потом выяснилось, - на север, в тайгу, рубить лес.
А Петя Матонин в это время учился вдали от родного дома, в разбитой Усть-Уйской школе. И когда, узнав о случившемся, вернулся домой в деревню Парамоново, то увидел пустой дом. А вскоре и его, школьника, арестовали и отправили вначале в райцентр, где посадили в тюрьму, а потом в вагоне-теплушке с другими ссыльными крестьянами повезли на Северный Урал, где он работал на лесоповале, а затем - в Тобольск. Там и произошла встреча с семьей.
В мае на барже семью Матониных переправили на Север, в Ханты-Мансийск. Они рубили лес и грузили его на баржи. На Матониных посыпались беды и несчастья. Умер годовалый братишка, заболел отец, старшему брату бревном сломало ногу. И Петя Матонин решил бежать вместе с сестренкой Марией из сибирской глубинки искать правду, добиваться реабилитации членов семьи. И сегодня он вспоминает, как плыл на лодке по рекам Западной Сибири, добрался до Тобольска, а оттуда в родную деревню, где после коллективизации царило запустение и разруха. А Петя Матонин уехал на заработки на Север, в Хибиногорск. На рудник не приняли – был слаб здоровьем. Устроился на стройку. Окончив курсы каменщиков, работал бригадиром на капстроительстве домов. О том, уже ставшим далеком времени напоминает грамота ударника труда первой пятилетки. А затем судьба его забросила на Макарьевский рудник, неподалеку от Свердловска. Здесь он всего за год окончил три курса рабфака и стал студентом Уральского геологоразведочного института, в последующем горного института. Петя Матонин учился старательно, каждый семестр и учебный год приобретал новые знания. Он понимал: какое большое счастье быть образованным человеком, хорошим специалистом. Пролетели студенческие годы, и его направили на работу в Караганду.
Поначалу трудился на шахте им.Горького. Шахта небольшая, наклонная, отбойка угля в лавах производилась вручную с помощью буровзрывных работ. Здесь, в столовой работала симпатичная девушка Ольга Шапошникова. Она оказалась тоже из репрессированных. И встреча стала для них судьбоносной, закончилась счастливой свадьбой. А в 1939 году у них родилась дочка Маргарита, которая спустя десятилетия стала прекрасным врачом.
Военные годы стали тяжким испытанием и для тех, кто воевал с оружием в руках защищая Родину, и для тех, кто трудился в тылу, в угольных забоях, в цехах металлургических и оборонных заводов. В годы войны П.К.Матонин работал главным маркшейдером на крупной шахте № 33/37. «Работали без выходных, и день и ночь», – вспоминает Петр Кузьмич Матонин. От главного маркшейдера многое зависело. И Петр Матонин задействовал все резервы шахтного поля на службу Родине, Победе. Он предложил извлечь целики в крутопадающих мощных пластах К12 и К10 восточного крыла. Это позволило увеличить добычу на шахте. Если в 1942 году на шахте № 33/34 было добыто 349 тыс. тонн угля, то в 1943-м – уже 481 тыс. тонн, в 1944-м – 547,5 и в 1945-м – 591,6 тыс. тонн. Шахта и коллектив шахты № 33/34 в годы войны был неоднократными победителеми в соревновании. За годы войны П.К.Матонин был награжден знаком "Отличник социалистического соревнования" и медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.". В 1945 году его назначили начальником техотдела треста "Ленинуголь", а на - следующий год главным инженером шахты № 36 треста "Сталинуголь". Яркой полосой в его биографии стал его пятилетний труд главным инженером шахты № 31, которая в те годы была ведущей среди шахт Карагандинского угольного бассейна.
В эти трудные послевоенные годы главный инженер П.К.Матонин активно внедряет в лавах новые модели угольного комбайна, добиваясь наивысших показателей. Так, на участке № 6 под руководством Г.Е.Вороны в лаве длиной 170 м двумя комбайнами достигали невиданной для того времени нагрузки - до 15-16 тысяч тонн угля в месяц, при этом производительность труда рабочего очистного забоя составляла 1011 тонн на выход. За период с 1946-го по 1951 год количество действующих комбайнов в лавах шахты № 31 выросло в 4 раза, и уровень мехнавалки впервые в мировой практике достиг ста процентов. Среднесуточная добыча на лаву и производительность труда рабочего выросли более чем в 1,5 раза.
В эти годы П.К.Матонин на шахте № 31 испытывает и внедряет новые средства крепления – металлические стойки трения, переносную костровую крепь, проходческие комбайны и погрузочные машины, скребковые конвейеры, а также перегружатели и переезды на приемочных площадках. Словом, в эти годы шахта №31 стала полигоном для испытания и внедрения новой техники. И немалую роль в этом играл главный инженер шахты Петр Кузьмич Матонин. В 1951 году его направили на учебу слушателем Академии угольной промышленности СССР, которую спустя 2 года закончил с красным дипломом. Здесь Петр Кузьмич Матонин познакомился с известными учеными в области горного дела - академиками Л.Д.Шевяковым, А.А.Скочинским, А.М.Терпигоревым, Н.В.Мельниковым, с которыми в последующие годы поддерживал творческие отношения.
По возвращении в Караганду его назначают главным инженером треста "Кировуголь", который был представлен преимущественно старыми шахтами, построенными в начале тридцатых годов. Несмотря на это, за 7 лет работы П.К. Матониным главным инженером треста добыча угля, здесь возросла более чем в 1,5 раза. Среднесуточная добыча угля из лавы в 1960 году составила 410 тонн, что выше аналогичного показателя по комбинату "Карагандауголь" в 1,23 раза и по угольной отрасли - в 2,4 раза. Все это стало результатом внедрения новой техники, средств механизации очистных и подготовительных забоев, транспортировки угля и грузов, прогрессивных форм организации труда. За высокие трудовые достижения П.К.Матонин был награжден орденом "Знак Почета", медалями и грамотами Верховного Совета Казахстана. Наиболее плодотворным для горного инженера П.К.Матонина стал период, когда он возглавлял техническую политику комбината "Карагандауголь", с 1966 года ставшим производственным объединением "Карагандауголь". В эти годы, годы седьмой и восьмой пятилеток, добыча угля подземным способом выросла с 25,7 до 38,1 млн. тонн при сокращении количества шахт с 38 до 28. В лавах внедрялась узкозахватная техника, в том числе механизированные комплексы. Среднесуточная нагрузка на лаву выросла в 1,8 раза. И вся эта огромная работа по техническому перевооружению шахт, внедрению новых прогрессивных технологических решений, повышению безопасности ведения горных работ проводилась под руководством и при прямом участии главного инженера, начальника технического управления Петра Кузьмича Матонина. Он себя в беседах не раз называл «прорабом технического прогресса». Он был подлинным прорабом технического прогресса. Постоянно большое внимание уделял повышению безопасности, и ведения горных работ, участвовал в создании и внедрении нового способа борьбы с метаном – дегазации угольных пластов. В 1964 году П.К.Матонин защитил кандидатскую диссертацию, в 1970 году ему было присвоено звание "Заслуженный изобретатель и рационализатор Казахской ССР". В 1972 году за разработку и внедрение высокоэффективной технологии добычи угля, достижение высокой концентрации производства на базе применения комплексных средств механизации в Карагандинском угольном бассейне П.К.Матонину была присуждена Государственная премия СССР. По итогам девятой пятилетки производственное объединение "Карагандауголь" было награждено орденом Октябрьской Революции. Это были годы наивысшей производительности труда. В 1975 году на шахтах им.50-летия СССР и им. Кузембаева производительность труда рабочего по добыче составила соответственно 133 и 131,9 тонны в месяц. Труд П.К.Матонина в эти годы был отмечен орденом "Знак Почета", медалями, знаками "Шахтерская слава" трех степеней, почетными грамотами.
Начиная с 1972 года, П.К.Матонин в течение десяти лет руководил Казахским филиалом ВНИМИ, а потом еще 6 лет трудился старшим научным сотрудником КНИУИ и в 1988 году ушел на заслуженный отдых. Полвека он отдал Карагандинскому угольному бассейну. При его непосредственном участии на шахтах Карагандинского угольного бассейна была осуществлена научно-техническая революция на базе комплексной механизации и автоматизации производственных процессов. На смену мелким шахтам со взрывонавалкой в лавах и подготовительных забоях пришли мощные шахты, оснащенные мехкомплексами и проходческими комбайнами. Он принимал самое активное участие в укрощении "подземного джинна" – метана. За создание новых способов дегазации П.К.Матонин был удостоен Золотой медали ВДНХ СССР. Под его контролем осуществлялась реконструкция шахт Промучастка , строились шахты им.Ленина, "Шахтинская", "Казахстанская" и "Тентекская". Переоценить вклад Петра Кузьмича Матонина в становление Карагандинского бассейна невозможно.
И когда он ушел на пенсию, то не знал, куда себя деть. И он стал усиленно работать над книгой, посвященной более чем полувековому подвигу шахтеров Караганды. В 1992 году вышла в свет его книга "Становление и развитие Карагандинского угольного бассейна". В ней он не только показал этапы роста угольного края, но и рассказал о шахтерах, известных, талантливых горных инженерах, крупных организаторах производства В.Т.Шибаеве, А.С.Серикове, Ф.С.Сергазине, А.А.Алиханове, А.К.Кенжине, С.С.Макарове, Б.Ф.Братченко, Ф.М.Положем, Д.И.Малиованове, П.П.Иноземцеве, П.М. Трухине, Ш.Т.Токмагамбетове, А.И.Фоминых, Д.И.Обухове, Х.Г-А Хальфине, Б.С.Спатаеве, Н.А.Дрижде, С.К.Баймухаметове и многих других. С ними П.К.Матонин трудился многие годы.
68 лет он живет в Караганде, ставшей ему родной. Он помнит еще довоенную Караганду, барачную, саманную. И в том, что Караганда превратилась в крупный культурный и индустриальный центр, есть и его труд. В 1999 году ему присвоено звание "Почетный гражданин города Караганды".
У Петра Кузьмича Матонина двое внуков, восемь правнуков. Все его любят, и ему есть с кем поделиться, кому рассказать о своей трудной, но интересной жизни. Ему достался от родителей-крестьян неспокойный характер. Всю жизнь был в труде, был предан делу, которому служил. Никогда не был равнодушным. И путеводной звездой его жизни была наука.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама
Поддержка сайтов в Москве.