Вклад Никона Ушакова

Двадцать восемь лет отдал Никон Ушаков поиску месторождений меди, свинца, угля и подготовке и строительству первого медеплавильного завода в степном казахском крае. Он не был ни авантюристом, ни мечтателем, ни фантазёром, ни азартным игроком, а был строгим реалистом. Верил, как никто, в богатства недр в Киргизской степи. Идея создания медеплавильного производства в этом крае освещала всю его жизнь. Он все свои силы отдавал созданию Спасского завода и вложил в него труд многих лет жизни.         После путешествия вглубь Киргиз-кайсацкой степи в составе экспедиции 1816 гола для поиска рудных месторождений её руководитель маркшейдер Иван Шангин в одном из писем начальнику Колывановских заводов Элерсу писал: «Успехи нашей экспедиции довольно значительны. Более десятка уже открыто различных приисков мною и людьми в различные стороны от меня командированных, но надобно немало сил, чтобы заслужить обработку в пустой, безлюдной, бесплодной, безлесной, безводной и границ удаленной стране.»

 

Правильную оценку вкладу Никона Ушакова в развитие горно- заводского дела  в Центральном Казахстане можно дать лишь памятуя эти слова весьма опытного рудознатца Ивана Шангина.

В 1912 году известный окружной инженер Сборовский в справке об истории возникновения медного дела в Киргизской степи в Киргизских степях также отнес купца Никона Абрамовича Ушакова к первопроходцам и пионерам.  А пионерам всегда было и будет трудно.

Сегодня нам трудно представить, какие невероятные усилия потребовались, чтобы организовать и создать частное, крупное по тем масштабам, медеплавильное производство в далёкой глуши, пробить толстую стену чиновничьего бюрократизма. И тогда чиновники из Барнаула, Омска, Каркаралинска и Акмолинска выжимали из предпринимателей все соки.

Важно отметить, что выплавка меди на Спасском заводе производилась на каменном угле, тогда как Урал работал на древесном угле, и с применением паровых машин.

Хоть сегодня и не модно цитировать классиков марксизма, но  все же хочется напомнить слова Фридриха Энгельса: « С 1861 года в России начинается развитие современной промышленности в масштабе, достойном великого народа» – писал Ф.Энгельс. Под современной промышленностью Энгельс понимал фабрично-заводскую промышленность, базирующуюся на применении паровой энергии и далее Энгельс писал: « Давно уже созрело убеждение, что ни одна страна в настоящее время не может занимать подобающего ей места среди цивилизованных наций, если она не обладает машинной промышленностью, использующей паровые двигатели, и сама не удовлетворяет – хотя бы в значительной части – собственную потребность в промышленных товарах. Исходя из этого убеждения, Россия и начала действовать, причём действовала с большой энергией». Это писал Фридрих Энгельс, имеющий определенные предубеждения к России.

Эти слова имеют прямое отношение к Спасскому медеплавильному заводу и его организаторам.

Чем дальше уходит время, тем труднее дать ему  правильную оценку.  Однако, никогда не следует упрощать и примитизировать прошлое. То было время такое же трудное и сложное, как и нынешнее. И тем более нельзя, не разобравшись, глумиться над его творцами.

Сколько досталось Никону Ушакову от наших современных лихих журналистов, некомпетентных историков и заблудившихся писателей.

События середины 19-го века оценивались с классовых позиций исторической науки второй половины 20 века. Больше всего Никону Ушакову досталось за то, что он по дешёвой, с позиции сегодняшнего дня, цене скупил у местных хозяев земли – казахов–баев – участки земли с проявлениями медной руды и каменного угля. Известно, что для степняка-кочевника в то время земля была ценна только растительным покровом, наличием поблизости воды для скота. Если на земле негде скоту пощипать траву, вокруг солончак да чахлая растительность не пригодная для овец, то такая земля для него малоценна, пользы от неё мало. Что мог сделать казах-кочевник с этими прочнейшими кварцитовыми камнями синезелёного цвета? Даже отбить от скалы малый кусок такого камня составляло немалого труда. Нужны были знания, опыт, мощные силы, чтобы добыть из недр земных руду, расплавить её и извлечь из неё стружку нужного металла. А у казаха-кочевника ничего такого не было. Так что потребительская стоимость рудопроявлений в глазах хозяев этой земли, казахов, представлялась весьма низкой. Это с одной стороны. А с другой, разве Никон Ушаков мог представить, что запасы каменного угля в Карагандинских и Саранских участках исчисляются миллиардами тонн, что значимость угля в промышленности  резко вырастет, и его потребуется не сотни или тысячи пудов, а миллионы тонн.

В первом литературном описании Спасского завода, появившемся в «Горном журнале» в 1871 году весьма опытный инженер В.Бернер писал, что «запасы Карагандинского месторождения составляют, по его мнению, не менее 25 тысяч тонн». А в 80-х годах производственное объединение «Карагандауголь» за сутки добывало около 140 тысяч тонн угля. Цифры несопоставимые, как и несопоставимы обстоятельства экономического и жизненного уклада середины 19 века и конца 20 века.

Деятельность купца Никона Ушакова – это подлинно созидательное предпринимательство. Побольше бы  таких смелых и настойчивых предпринимателей, как Никон Ушаков. Своим старанием, предприимчивостью, настойчивостью, долгими трудами Никон Абрамович Ушаков должен остаться в памяти карагандинцев,  как первооткрыватель, первопроходец, пионер принявший на себя всю тяжесть создания в полупустынном крае медеплавильного завода, который пробудил к индустриальной жизни народ, кочевавший на этой земле.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама

Книги