ГЕРОДОТ КАЗАХСКОГО НАРОДА

В декабре 1834 г. на прилавках книжных магазинов Санкт-­Петербурга появилась новая книга Александра Пушкина "История Пугачевского бунта", в которой поэт предстал перед читателем в новой ипостаси – исследователя - историка. Фигура "Мужицкого царя" давно привлекала внимание поэта. В феврале 1833 года он получил  разрешение на доступ к архивным материалам и начал истово работать над "Историей Пугачева". Позднее в 1836 году в статье "Об истории Пугачевского бунта" А.С. Пушкин писал: "Я прочел со вниманием всё, что было напечатано о Пугачеве и сверх того 18 толстых томов разных рукописей, yкaзов, донесений и проч.

Алексей Левшин Я посетил места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, поверяя мертвые документы словами еще живых, но уже престарелых очевидцев … ". Для этого осенью 18ЗЗ года Пушкин, преодолевая огромные пространства, совершает путешествие через Москву и Нижний Новгород, в Kaзань, Симбирск, Оренбург, Уральск, в места, связанные с восстанием Пугачева, чтобы записать рассказы, предания и песни о Пугачеве, о том мятежном времени. Желание как можно полнее передать события, А.С. Пушкин, наряду с восемью главами "Истории Пугачевского бунта" дал весьма обширные примечания к главам. Как историк-исследователь А.С. Пушкин скрупулезно собрал все доступные ему факты и сведения, относящиеся к этому историческому событию. Вместе с тем в предисловии к "Истории Пугачевского бунта" писатель отмечает, что дело о Пугачеве доныне нераспечатанное, находится в Государственном Санкт-Петербургском архиве. Будущий историк, коему позволено  будет распечатать дело о Пугачеве, легко исправит и дополнит мой труд - конечно несовершенный, но добросовестный" - писал А .С. Пушкин. Он осознает,  что это его первый научный труд и к тому же первое научное исследование, посвященное восстанию Пугачева. Если друзья Пушкина, многие санкт-петербургские лите­раторы и чиновники приняли научный труд А.С. Пушкина, как замеча­тельное историческое сочинение, то его противники и недоброже­латели сделали все, чтобы принизить и дискредитировать книгу.

В январе 1835 года в журнале "Сын отечества" появилась большая анонимная рецензия на "Историю Пугачевского бунта", в которой было высказано ряд критических замечаний. Одно из них утверждало:" Вся первая глава, служащая введением к "Истории Пугачевского бунта", как краткая выписка на сочинения г.Левшина,          не имела, как думаем никакой нужды в огромном примечании к сей главе (26 стр. мелкой печати), которое составляет почти всю небольшую книжку г.Левшина.

В июле 1836 года в журнале "Современник" А.С. Пушкин  опубликовал статью "Об истории пугачевского бунта" (разбор статьи, напечатанной. в "Сыне отечества" в январе 1835 года), где дает объяснения на вышеприведенное замечание:          "Полное понятие о внутреннем управлении яицких          казаков, об образе жизни их и проч. необходимо для совершенного объяснения Пугачевского бунта, и потому необходимо и огромное (т.е. пространное) примечание к первой главе моей книги. Я не видел никакой нужды перерассказывать по-своему то, что было уже  сказано как нельзя лучше г-м Левшиным, который по своей благосклон­ной снисходительности, не только дозволил мне воспользоваться его трудом, но еще и доставил мне свою книжку, сделавшуюся довольно редкой".

Действительно имя Левшина в примечаниях к первой главе, которая всего составляет 7 страниц, А.С. Пушкин упоминает 16 раз. Писатель и исследователь отмечал: "Некоторые из ученых яицких казаков почитают себя потомками стрельцов. Мнение сие не без основания, как увидим ниже. Самые удовлетворительные исследования о первоначальном поселении яицких казаков находим мы в "Истори­ческом и статистическом обозрении уральских казаков" сочинении А.И.Левшина, отличающегося, как и прочие произведения автора, истинной ученостью и здравой критикой".

Кто же этот загадочный А.И.Левшин, на которого так обильно, как на высочайший авторитет, ссылается исследователь-историк А.С. Пушкин? С Левшиным  А.С.Пушкин познакомился, еще находясь на службе в коллегии иностранных дел в Петербурге в должности коллежского секретаря. Позднее А.И. Левшина и А.С. Пушкина судьба сведет в Одессе. В "Краткой литературной энциклопедии" ( Москва, 1967 год том 4, стр.90) имеется статья о Левшине Алексее Ираклиевиче, уроженце села Хомутовка Дмитриевского уезда Курской губернии -  - русском писателе, ученом, общественном деятеле. Согласно "Краткой литературной энциклопедии" А.И. Левшин родился в 1799 году. Однако более тщательные поиски (см .статьи "Колони­затор или друг. Кто Вы, Алексей Левшин?, газета Азия, , 25, сентябрь 1992г.; "Государь, насколько серьезны Ваши намерения?", Азия, №З0, ноябрь 1992г. научного сотрудника института истории и этнографии Академии наук Казахстана В.Шуховцова и научного сотрудника, кандидата исторических наук Ирины Ерофеевой позволили  уточнить дату и место рождения А.И. Левшина - 1797 год, имение Пожилино, Ефремовского уезда, Тульской губернии. Но, возможно, и В. Шуховцов неточен в установлении года рождения А.И. Левшина, так как юбилейные торжества по случаю его 70-летия отмечались в 1868 году. Была издана памятная книга "На память юбилея А.И. Левшина, СПБ, 18б8г. Генеалогическое дерево дворянского рода Левшиных уходит в далекое прошлое во времена Дмитрия Донского. Предки Левшина, служа царю и отечеству свершили немало славных  деяний. Об этом вceгда помнил Алексей Левшин - продолжатель старинного русского дворянского рода. Литературную деятельность Алексей Левшин начал довольно рано. Уже первый его труд "Письма из Малороссии", опубликованный в Харькове в 1816 году стал серьезной заявкой на литературном поприще. В этой книжке молодой писатель приводит немало ценных сведений о культуре и быте украинского народа. Книга выдержана в сентиментальном стиле "Писем русского путешественника" Н.М. Карамзина.

В следующем году Алексей Левшин закрепил свой литературный успех статьей "Греки и римляне на поприще наук и искусств", опубли­кованной в Украинском вестнике", № 8. Казалось бы, как литератор Алексей Левшин уже состоялся. Но в начале прошлого века в России профессиональных литераторов практически еще не было и после окончания Харьковского университета продолжатель славного дворянского рода А. Левшин в 1818 году поступает на государственную службу чиновником в Коллегию иностранных дел. В 1820 году его направляют в Оренбургскую по граничную комиссию. Оренбург его встретил песчаными улицами, деревянными одноэтажными домами. Здесь будто сошлись Европа с Азией, разные народы и уклады жизни. Посреди города был вечно оживленный караван-сарай. И кого только там не было: татары и русские, башкиры, бухарцы и хивинцы, но больше было киргизов из окрестных степей.

Перед молодым, любопытным, жаждущим познания чиновником открылся огромный неведомый мир степи с кочующим малоизвестным России и Европе народом. Алексей Левшин с чиновниками комиссии совершает поездки вглубь казахской степи. Запомнилась хорошо ему поездка  в ставку хана Младшей Орды Шаргазы. Встречался он с ханом Джангиром, султаном Аршигазы. Левшин интересовался кочевым укладом жизни, бытом кочевников, их жилищем, летним и зимним, одеждой, пищей, уходом за скотом, размерами хозяйств, количеством скота, местами кочевок, их особенностями петом, осенью, торговлей скотом, ценами, ремеслами кочевников и, конечно, их историей, культурой, фольклором, песнями, исполнительским мастерством на музыкальных инструментах, свадьбы, поминальные пиршества, скачки, охота, памятники старины и многое другое.

А в Оренбурге Алексей Левшин с головой погружался в архивные документы Азиатского департамента. Некоторые из них уже настолько истлели, что даже от прикосновения начинали разру­шаться. Но каждый пожелтевший листок бумаги, каждый документ хранил в себе какой-то факт, какую-то судьбу, какое-то событие порою всеми забытое, но очень важное.

Из документов А. Левшин почерпнул много сведений по статистике, истории, этнографии, управлении, спорах и тяжбах кочующего народа. Эти документы будто ждали пытливого добро­совестного трудолюбивого исследователя, каким и был Алексей Левшин. За два с небольшим года он собрал огромный материал и о кочующих "киргиз-кайсацких ордах" и об яицких казаках.

В 1823 году в Санкт-Петербурге издают книжку А.И. Левшина "Историческое и статистическое обозрение уральских казаков". Образованного, ревностного в службе и способного чиновника А. Левшина замечают и переводят для продолжения службы в канцелярию Новороссийского генерал-губернатора, наместника Бессараб­ской области графа М.С. Воронцова, резиденция которого paзме­щалась в молодой быстро растущей Одессе. 3 июля 1823 года в Одессу из Кишинева по пустынному Тираспольскому тракту прибыл и Александр Пушкин. Уже на следующий день поэт в мундире предстал перед графом Воронцовым. Так начался памятный поэту одесский год. Здесь он служил в качестве коллежского секретаря канцелярии генерал-губернатора и архивариусом рукописного отдела богатой библиотеке графа. Воронцову импонировало в своей библиотеке иметь в роли служащего известного поэта. Но к неудовольствию графа Пушкин не засиживался  в канцелярии. Море, полуденное безоблачное небо, обеды с друзьями в ресторане Отона, театр, итальянская опера, светские знакомства, страстные увлечения красавицей полькой Каролиной Собаньской, интимные встречи с экстравагантной Амалией Ризнич и, наконец,  сильная любовь к Елизавете Воронцовой, жене генерал-губернатора - все это Одесса молодого, захваченного удовольствиями жизни поэта Пушкина. Но не только жуировал поэт… Здесь же в Одессе Пушкин написал три бессмертные главы "Евгения Онегина", поэму "Цыгане", около сорока тонких лирических стихотворений. Здесь родились волнующие гениальные строки "Прощай, свободная стихия!... Но была еще и другая Одесса. Здесь тайно собирались декабристы из Южного общества и со многими из них Пушкин встречался. В Одессе у Пушкина появилось много новых друзей. Это прежде всего местный поэт Василий Туманский, служащий в канцелярии Воронцова, ставший, по мнению краеведов, прообразом Ленского, это скептический полковник А.И. Раевский черты личности которых отразились в стихотворениях "Демон" и "Коварность", это чиновники особых поручений Н.С. Алексеев, И.П. Рено, Ф.Ф.Вигель, И.П. Лиnpанди и др. В круг друзей Пушкина, с которыми он часто встречался, вошел и Алексей Левшин. М.П. Розберт, писатель, филолог, историк, главный редактор газеты "Одесского вестника" (в 1830-1834 гг.), профессор Дерптского университета, академик , который так отзывался о Левшине: "Из чиновников, служащих при графе, первый как по уму, по знаниям, так и по деятельности своей и по своему влиянию есть Левшин; все важные поручения, все дела, требующие размышления, предоставлены ему". С Пушкиным Левшин об­щался как в фондах воронцовской библиотеки, где они служили, так и в часы отдыха. Левшин рассказывал поэту о своей службе в Оренбургской пограничной комиссии, о поездках в степь, о киргиз-кайсаках,  об яицких казаках, о Пугачевском бунте, делился своими творческими планами. Пушкин живо интересовался киргиз-­кайсаками - беспечными пастухами, вечно кочующими под полуденным  солнцем. Счастливы ли они в своей Аркадии? Восторженно поддерживал  замысел Левшина написать книгу о кочевом народе, в которой собрать все сведения о нем. Расспрашивал во всех деталях и подробностях о восстании Пугачева. Читал отрывки из неоконченной поэмы 'Цыгaнe", из первых глав "Онегина". Рассуждали и спорили о судьбе России.

В Воронцовской библиотеке А.С. Пушкин нашел сообщение, что "близ деревни Варницы, в трех верстах от Бендер, видно и до сих пор время на днестровском берегу место лагеря или города, построенного Карлом 12-м". Вскоре поэт побывал на Днестре, чтобы осмотреть это место. Возможно, именно там созрел замысел "Полтавы". Не исключено, что беседы с А .Левшиным существенно повлияли на решение Пушкина написать "Историю Пугачева", которое в нем окончательно утвердилось после декабрь­ского восстания. По возвращению из Одессы интерес Пушкина к исто­рии заметно вырос. В 1825 году Пушкин в Михайловском написал трагедию "Борис Годунов". В 1826 году Пушкин передавая Александре Муравьевой, жене декабриста Никиты Муравьева, свое "Послание к узникам Сибири", сообщил, что он хочет написать сочинение о Пугачеве. А.С.Пушкин помнил его беседы с А.Левшиным и продолжал интересоваться, как продвигается его капитальный труд о киргиз-кайсаках. В начале 1827 года он в письме к поэту В.И. Туманскому в Одессу попросил Левшина прислать статью о киргиз-кайсаках для ''Московского вестника". Отвечая Пушкину, В.И. Туманский писал из Одессы 2 марта 1827 года: " … у Левшина возьму славную для вас статью из 3-го тома его описания "Киргизы… " А. Левшин откликнулся на просьбу Пушкина и передал статью "0б имени киргиз-кайсацкого народа и отличии его от подлинных или диких киргизов", которая была напечатана в журнале "Московский вестник" (1827r., ч.4, № 16). В этой статье, пожалуй, впервые А.И. Левшин поднял вопрос о неправильности употребления названия киргизы к кочующим степным родам, которых более правильно следует называть казаки.

В 18Зl году по инициативе А.С. Пушкина еженедельная «Литературная газета", издаваемая поэтом А.А.Дельвигом (при участии А.С. Пушкина) в двух номерах опубликовала "Этнографи­ческие известия о киргиз-кайсаках или киргиз-казачьих ордах" А.И. Левшина. В примечании к статьям от редакции отмечалось, что это "выписки из большого сочинения" А.И. Левшина. В них читателю рассказывалось об еще пока малоизвестном народе, кочующем на обширных просторах Азии. Автор живо и реалистично описал неведомый петербуржцу суровый кочевой быт, поразительные нравы и обычаи, отметил тяготение кочевников, хоть они и мусульмане, к древним языческим верованиям. В примечании к статьям редакция дала высокую оценку труду А.И. Левшина: "Почтенный автор долго путешествовал по Киргизской степи и собрал все возможные сведения о народе, кочующем по оной… Лестное доверие автора познакомило нас отчасти с его сочинением: рукопись была у нас в руках несколько времени и мы смело скажем, что у нас редко появляются книги, столь богатыми учеными изысканиями, столь знаменательные по своему предмету и по образу воззрения сочинителя, и притом оживленные столь хорошим увлекающим слогом г. Левшин скоро напечает сочинение свое вполне. Это будет новый и богатый вклад, приносимый русским ученым в общее европейское хранилище сведений об Азии. Нет сомнения, что книга г.Левшина будет немедленно переведена на иностранные языки и что в других краях Европы ученые отдадут его труду полную и заслуженную справедливость". В этой характеристике научного труда А.И. Левшина в значительной степени отражено мнение А.С. Пушкина. Даже спустя более чем полтора века данная характеристика научного труда А.И. Левшина нисколько не устарела, а скорее наоборот, все более ярко высвечивается ее емкость и справедливость.

В 1832 году в Санкт-Петербурге вышло полное издание научного труда А.И. Левшина "Описание киргиз-казачьих или киргиз-­кайсацких орд и степей" в трех частях или по современному в трех томах, общим объемом около тысячи страниц. В предисловии к нему автор писал, что "научные и служебные интересы его давно заняты другим предметом, но принимая во внимание малоизученность темы и большой интерес русской общественности к уже опубликован­ным разделам монографии, он счел своим долгом завершить и издать этот труд".

Завершая историю взаимоотношений А.С. Пушкина и А.И. Левшина отметим, что поэт в своей домашней библиотеке имел труды А .И. Левшина "Историческое и статистическое обозрение уральских казаков" (1823г.) и "Описание киргиз-казачьих или киргиз-­кайсацких орд и степей" (I832r.), которые он высоко ценил и использовал при работе над своими сочинениями о Пугачевском восстании.

А..И. Левшин, будучи одесским градоначальником, с глубоким прискорбием воспринял трагическую гибель великого поэта России и по его указанию газета "Одесский вестник" опубликовала 13 февраля 1837 года некролог о "владыке русского слова".

Что же касается трехтомного труда А.И. Левшина, то успех его был огромен. Популярный журнал "Московский телеграф", издаваемый Н.А. Полевым так отозвался о книге А.И. Левшина: ''Мы, русские, можем гордиться тем, что наши соотечественники познакомили свет с землями, лежащими по ту сторону Каспийского моря: г .Муравьев своим путешествием в Туркмению и Хиву, г.Мейседорф - путешествием в Бухару и, наконец, г. Левшин ­описанием киргиз-кайсачьих орд и степей. Все сии сочинения не сборники поверхностных сведений, не легкие очерки предметов известных или богатых пособиями для описания, а оригинальные труды, изыскания, сказания очевидцев".

Труд А.И. Левшина - это первое фундаментальное исследование казахского народа, как этноса, всех сторон его жизни. В предисловии к книге ее автор писал: «Вид целого народа пастушест­вующего… простота и близость сего состояния к природе имеют много занимательного и пленительного для глаз романиста и поэта. Люди с воображением пылким могут, глядя на киргизов, представить себе беспечных пастухов счастливой Аркадии или спокойных современ­ников Авраамовых; могут мечтать о мнимом блаженстве людей, незна­комых с пороками, царствующими в больших городах; могут искать у них предметов для эклог и идиллий…»

Не давая себе увлечься пылким воображениям, А.Левшин оста­вался реалистом в описании киргиз-кайсацких opд. B том же предисловии  он писал: "Правилом моим было: ничего не выдумывать и не заменять недостатки положительных сведений мечтательными предположениями".

Труд А.И. Левшина состоит из трех частей. В первой части собраны все географические сведения о казахской степи, о границах, поверхности и рельефе, горах, реках, озерах, лесах, пустынях, степных, климате, растительном и животном мире, почвах, полезных ископаемых.

Огромное пространство от Каспийского моря до Алтайских гор, от Тобола до китайской границы А. Левшин разделил на семь географи­ческих зон, давая каждой из  них подробную характеристику и описание поверхности и почв.

Особый интерес представляет описание древних памят­ников культуры казахского нapoдa, описанные А.Левшиным. Остатки древних сооружений в виде каменной стены или вала встречаются в разных местах казахской степи: вдоль Иртыша по левой его стороне, по низинам и гребням Каркаралинских гор. А.Левшин описал памятник архитектуры 11-го века Жубан-Ана-Кумбаз на правом берегу реки Сары-Су нынешней Карагандинской области, мавзолей Кесене в нынешней Костанайской области, памятник казахского эпоса о трагической любви Козы-Корпеш и Баян-Сулу и др. К книге А.Левшина была приложена карта земель, принадлежа­щих киргиз-кайсаках и Туркестана", .составленная в 1831 году.

Вторая часть труда А.Левшина посвящена истории казахского народа. Тогда в Европе  и России казахов ошибочно называли "киргиз-кайсаками", тогда как народ себя называл «казаками" А.Левшин отмечает, что кайсак - это искаженное слово "казах" и считает необходимым вернуть народу его же собственное название. Большой интерес сегодня вызывает древняя история казахских степей, связанная с саками … А.Левшин отмечает, что и в древ­ности казахи не уступали ни киргизам, ни найманам, ни другим кочевым племенам. По А.Левшину после распада Золотой Орды к казахам присоединились племена кипчаков, найманов, конрадов,  джалаиров и др. Подробно А.Левшин описал истории взаимоотношений России с казахскими племенами, в особенности после принятия Младшим Жузом подданства России. В книге в хронологическом порядке описываются события, происходящие в степи, дана харак­теристика ханов, проводимой ими политики. А.Левшин отмечает, что киргизы разделяются на "белую" и "черную" кость, причем к "белой" . кости относятся ханы, султаны, ходжи, а к "черной" - остальной народ.

Весьма интересные сведения приводит А.Левшин и о происхож­дении нынешних киргизов, тогда их в  России называли дикокамен­ными киргизами, а в Китае - бурутами.

Третья часть труда А.Левшина посвящена этнографии казах­ского народа. В разделе о вере и суеверии А.Левшин отмечает, что казахский народ настолько  нерелигиозен, что "исламизм совсем мог бы в нем угаснуть, если бы не поддерживали оного духовные, часто приезжающие из Бухары, Хивы, Туркестана и муллы, определяемые российским правительством к ханам и родоначальникам для исправления должности письмоводителей".

Несомненный интерес и сегодня представляет материал об устном народном творчестве, народных песнях, музыкальных инструментах. Еще в 1825 году А.Левшин  в статье "О просвещении киргиз-кайсаков" впервые на русском языке, очевидно в его пе­реводе напечатал казахские народные лирические песни "Черные брови не сурьмлены" и "Видишь ли этот снег", описал казахские фольклорные жанры и исполнение песен народными певцами.

С особым интересом описывает автор народные игры (стрельбу из лука, байгу, кокпар, борьбу, а также пение и айтысы), средства и способы лечения приемами народной медицины, а также прикладное искусство и ремесла казахов, выделывание кошм и ковров с национальным орнаментом, посуды из кожи, резьбу по камню и кости, производство украшений из серебра.

Словом, нет ни одной отрасли знаний того времени или ремесла, будь то география, экономика, ботаника, зоология, минералогия, история, этнография, архитектура, археология, фольклор, музыкальное творчество, которые не были бы так или иначе отражены в труде А.И. Левшина, который можно было бы вполне назвать первой Энциклопедией казахского народа. Книга А.Левшина получила широкое признание общественности. Многие видные ученые, писатели назвали труд А.И. Левшина классическим, выдающимся произведением первой половины XIX века. А первый казахский ученый, путешественник, просветитель Чокан Валиханов в письме профессору И.А. Березину назвал Алексея Ираклиевича Левшина "Геродотом казахского народа". Какое емкое сравнение!  Пожалуй, лучше и не скажешь, ведь Геродота назвали ученые «отцом истории». Благодаря труду А.И. Левшина о казахском народе узнали в Европе. Труд А.И. Левшина был переведен на французский язык, отдельные статьи из него публиковались в Италии. Сегодня, когда наука достигла зрелого, высокого уровня, критерием ценности и значимости научного труда является частота ссылок на этот труд другими авторами. Поэтому весьма объективному критерию и сегодня труд А.И. Левшина не утратил своей ценности. Нет ни одной серьезной книги по истории, этнографии, экономике, культуре, искусству Казахстана, не говоря уже об энциклопедических трудах, где не было бы ссылок на этот труд.

Сегодня, когда Казахстан уже 20 лет является независимым государством, интерес к книге А.И.Левшина  даже возрос. Как констатировал в интервью в газете "Азия" один из "левшиноведов" научный сотрудник Инститyта истории и этнографии Академии наук Казахстана В. Шуховцов "Левшин вполне согласуется с современным взглядом на историю Казахстана". Но весь парадокс состоял в том, что труд А.И. Левшина был в 1832 году издан всего тиражом 400 экземпляров.  К счастью для историков и культурологов книга А.И.Левшина  была издана в Казахстане сравнительно большим тиражом. Назрела необходимость переиздать и другие, ставшие классическими, произведения 19 и 20 –го веков, в том числе труды Г.С.Карелина, С.Г. Броневского, А.К. Гейнса и, конечно,  настольную книгу "Киргизский край" том 18, из энциклопедического издания "Россия. Полное географическое описание нашего отечества" под редакцией В.П. Семенова и другие в высшей степени ценные, но чрезвычайно редкие книги и издания по истории Казахстана, чтобы они дошли до учителей, преподавателей, научных работников, творческой интеллигенции и даже предпринимателей, ведь надо поднимать и их культурный уровень. Кстати, на вышеназванных трудах предприни­матели - книгоиздатели  могут неплохо заработать. Ведь интерес к истории в наше время огромная.

После многолетнего труда над любимым детищем "Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд" А.И. Левшин уже на всю оставшуюся жизнь душой сроднился с этим краем и казахским народом, стал привязан к нему многими неразрывными  нитями, следил за жизнью степи, любил её, встречался с участниками экспедиций в эти края, с его посланцами.

В шестидесятые годы 19-го века с целью улучшения управления краем, развития промышленности и освоения огромных территорий царское правительство решило провести реформу, ввести административное управление в степи, аналогичное, как и в России. Для подготовки положения об управлении казахской степью была создана "степная комиссия", которая должна была также подготовить предложения и о судебной реформе. Предполагалось принять меры по ослаблению влияния султанов, дальнейшего ослабления родового начала, создание уездов не по родовому, а по территориальному признаку, избрание должностных лиц, в том числе биев и пр.

А.И. Левшин, большой  знаток степи, открыто и решительно выступил против грубого вмешательства в жизнь этноса - кочевого казахского народа, за уважение и соблюдение традиционных форм управления степью. Но, оказалось, что его мнение  шло вразрез с мнением правящих кругов.

К этому необходимо добавить, что мнение А.И. Левшина совпало с мнением Чокана Валиханова, который также выступил против намечаемой Судебной рефоpмы. В 1864 году Чокан Валиханов подготовил "Записку о Судебной  реформе", которую передал в «степную» комиссию. Чокан Валиханов выступил за сохранение суда биев и в записке пророчески писал: "Чтобы ПРИБИТЬ какое-либо преобразование и чтобы потом его сохранить, необходимо, чтобы реформа эта соответствовала материальным нуждам и была бы приспособлена к национальному характеру того общества для пользы которого она предпринята. Всякое нововведение вне этих условий может быть безусловно вредно. И, как явление анормальное, может порождать только одни неизлечимые общественные болезни и аномалии".

Мнение А. Левшина и Ч.Валиханова не осталось бесследным. Суды биев в аулах были сохранены, но были урезаны их права.

Читателя, несомненно, интересует и дальнейшая судьба Алексея Ираклиевича Левшина - умнейшего человека своего времени. Популярность труда Левшина о киргиз-кайсаках, росла. Книга большими кусками  была опубли­кована во Франции и Италии. А.И. Левшина избирают в датское королевское общество "Северные антикварии", в парижское азиатское общество, парижское географическое общество. Шесть стран Европы отметили его вклад в науку и удостоили  высоким вниманием. А.И. Левшин продолжал служить градоначальником Одессы (до 1837 года), активно участвовал и, как глава города, и, как литератор, в основании и становлении газеты "Одесский вестник" и журнала "Одесский альманах". В 1843 году Левшин издал книгу "Прогулки русского в Помпеи", которая привлекла внимание читателей и кото­рую, как  оригинальное сочинение беллетристического жанра, отметил В.Г. Белинский.  А.И. Левшин, обладая многими талантами, высокой работоспособностью и добросовестным отношением к  делу быстро продвигался по служебной лестнице - директор департамента сельского хозяйства Министерства государственных имуществ, това­рищ (заместитель) министра внутренних дел, и, наконец, сенатор и член Государственного совета, фигура, приближенная к монарху. Немало добрых дел, больших и малых, в послужном списке А.И. Левшина, но два из них являются историческими.  Первое из них - ­участие в 1845 году в основании русского географического общества, внесшего большой вклад в изучении Сибири, Казахстана, Средней Азии, Дальнего Востока, Центральной Азии. Первый кружок "учредителей" состоял из 17 членов, среди которых были море­плаватели - адмиралы И.Ф. Крузенштерн, Ф.П. Врангель; мореплава­тель географ Ф.П. Литке, дважды совершивший кругосветные путешествия; естествоиспытатель, aкaдeмик К.M. Бэр; астроном, академик В.Я. Струве, основатель Пулковской обсерватории; географ, академик К.И. Арсеньев; путешественники А.Ф. Миддендорф, М.К. Муравьев, П.А. Чихачев; писатель В.И. Даль, автор "Толкового словаря живого великорусского языка"; литератор В.Ф. Одоевский и А.И. Левшин, известный своими описаниями  кочующих киргиз-кайсацких родов. Перечислил я этих людей специально, чтобы показать с кем общался А.И. Левшин. Он был ярым сторонником исследований не далеких дальних стран, а огромной России и сопредельных с ней территорий необъятного Азиатского материка. И сторонники этого направления взяли верх. Уже первая крупная экспедиция, организованная русским географическим обществом, была экспедиция на Урал в 1847 году. Русское географическое общество сыграло выдающуюся роль в исследовании природы Казахстана. И этому на начальной стадии способствовал  один из соучредителей  общества А.И.Левшин.

Bторым  историческим делом А.И. Левшина, уже как государ­ственного деятеля было - отмена крепостного права в России в 1861 году. А.И. Левшин был одним из вдохновителей и ответственных организаторов крестьянской реформы. Для подготовки к ней еще в январе 1857 года был создан секретный комитет, в который входили А.И. Левшин, министр внутренних дел Ланской, генерал Я.И. Ростовцев и др. Уже летом 1857 года Левшиным был представлен план реформ. Успеху способствовало создание губернских дворян­ских комитетов по крестьянскому вопросу. Для проведения реформ

в 1858 году в министерстве внутренних дел был создан особый земской отдел под председательством товарища министра А.И.Левшина. Несмотря на яростное сопротивление реакционных кругов, манифест императора Александра 2-го об освобождении крестьян был подписан 19 февраля 1861 года и опубликован в газетах 5 марта. Как бы ни критиковали манифест, какие бы он не содержал недостатки - это было выдающееся событие в истории России. Впервые крестьяне, которые составляли большинство в стране, получили свободу. Литературный  критик, историк, академик А.В. Никитенко в своем  дневнике записал: « 5. Воскресенье. Великий день: манифест о свободе крестьян. Мне принесли его около полудня. С невыразимо отрадным чувством прочел я этот драгоценный акт, важнее которого вряд ли что есть в тысячелетней истории русского народа. Я прочел его вслух жене моей, детям и одной нашей приятельнице  в кабинете перед портретом Александра 2-го, на который мы все взглянули с глубоким благоговением и благодарностью".

А.И. Левшин был императором  награжден золотой медалью с надписью "Благодарю за участие в реформе". О том, как готовилась реформа и других ярких событиях в своей жизни А.И. Левшин рассказал в мемуарном очерке "Достопамятные минуты в моей жизни", опублико­ванном в журнале "Русский архив" в 1885 году.

Если  мы откроем "Советский энциклопедический словарь" 1982 г. то на стр.693 прочитаем: "Левшин Ал. Ираклиевич (1799 - 1879), рус. гос. деятель, историк. В 1856-59 г.г. товарищ мин. внутр. дел, участник крестьянской реформы 1861 г.  Труды по истории казачества и народов казахских степей". В этой краткой характеристике на первом· плане А.И. Левшин значится,  как участник реформы по отмене крепостного права, освобождению крестьян. И это вполне справедливо потому, что вся история человечества это стремление к свободе личности. Но все же об А.И. Левшине надо было написать, что он был не участником, а одним из первых организаторов реформы.

Алексей Ираклиевич Левшин прожил долгую жизнь и скончался в 1879 году. Прошло более 130 лет,  как его не стало, но время не властно над такими людьми. Алексей Ираклиевич Левшин, как великий гражданин, как выдающийся историк, как Государственный деятель навсегда останется в памяти русского и казахского народов.

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:

Реклама